Пятница, 27 января
ясноПавлодар, -13°C
461.37 6.69 502.62
Меню

Музейные страсти

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 2691

Павлодарская общественность следит за ситуацией вокруг оптимизации музеев региона. Напомним, часть самостоятельных музеев Павлодарской области должны стать структурными подразделениями других музеев. Филиалами чиновники хотят сделать единственные в мире дом-музей Шафера и мемориальный дом Павла Васильева. Причина – экономическая: нерентабельность этих учреждений. Между тем, на днях к защите самостоятельности музеев подключились не только казахстанцы, но и деятели культуры других стран. К тому же, обсуждение ситуации с реорганизацией позволила обнажить многие проблемы, о которых раньше предпочитали молчать.

Письма в защиту

Российское издание «Известия» опубликовало материал «Писатели Казахстана обратились к российским коллегам с просьбой помочь спасти дом-музей Павла Васильева». На сайте газеты izvestia.ru сообщается: «писатель Захар Прилепин, удивленный известием, признался, что Павел Васильев входит в число его любимых поэтов, и обещал «приложить силы для того, чтобы защитить музей.

— Когда-то в детстве я прочитал одно его стихотворение, а потом перечитал все, что написал Васильев. Это поэт, с которым мало кто может соперничать по гениальности. Я не представляю, как можно реорганизовать Музей Васильева, — сказал Прилепин».

В настоящее время Союз писателей РФ готовит письмо в защиту музея, которое будет направлено на имя президента Казахстана, говорится в материале. Об этом сообщил главный редактор журнала «Наш современник» Станислав Куняев: «Поскольку мы входим в ШОС и в евразийское пространство, нам нужно укреплять не только военные, но и культурные связи. И как одну из точек, навеки скрепляющих историю Казахстана и России, — этот замечательный Музей Павла Васильева в Павлодаре, — отметил он».

Просьбу отменить решение об оптимизации поддержали и другие известные писатели и культурные деятели России. Стоит отметить, что участие в акции одиозных фигур вроде Прилепина и Лимонова, может придать негативную окраску ситуации. Кто знает, может, они желают «пропиариться» на истории с реорганизацией музея репрессированного поэта?

В адрес главы Павлодарской области направлены письма — от дочери Павла Васильев, Натальи Павловны Фурман. Написала Канату Бозумбаеву и первый директор музея Л. Бунеева, доктор филологических наук из Омска Хомяков, В. Бутов, который был председателем литобъединения имени П. Васильева. От имени Омского регионального отделения Петровской академии наук и искусств – академик Лебедев. И многие другие – с просьбой еще раз пересмотреть актуальность именно такой оптимизации.

Ну, не закрывают же!

В декабре 1990 года литературный отдел Музея литературы и искусства им. Бухар-Жырау, занимавшийся изучением творчества П. Васильева, переехал в исторический дом поэта, построенный в 1866 году и принадлежавший деду поэта М. Ржанникову. А в 1995 году Дому-музею Павла Васильева был присвоен статус Мемориального Дома-музея. С марта 1999-го – это  Государственное казенное коммунальное предприятие. Сейчас Дом-музей признан методическим центром по вопросам изучения жизни и творчества Павла Васильева. Сюда приезжают васильеведы всех стран для изучения материалов из фондов. В настоящее время Дом-музей проводит научно-исследовательскую работу по изучению поэтического окружения Васильева в 20-30-е годы, творчества поэтов-современников П. Васильева, для которых Казахстан стал второй родиной.

Павел Васильев

Я спросила директора мемориального дома-музея Павла Васильева Закию Мерц о том, каким ей видится разрешение ситуации.

— Закия Саясатовна, на ваш взгляд, как можно спасти музей в условиях нынешнего кризиса?

— Перевод в филиал не спасет, экономия не такая уж большая. А больше цифр никаких нет, нас это не убедило. И потом, неужели сейчас ситуация гораздо сложнее, чем она была тогда, когда музей открывали в 90-х, когда он стал самостоятельным? Да, мы себя не окупаем, как нам говорят, мы не умеем зарабатывать деньги.

— Но музеи — это заведения, основной задачей которых не является приносить финансовую прибыль.

— Я считаю, должны быть дотации. Мы можем зарабатывать что-то, но не полностью самоокупаться. Государство должно поддерживать культуру. Неужели нужны только деньги, выгода и больше ничего? С другой стороны, чтобы получать прибыль из заведения, даже пусть культурного, надо вкладывать что-то.

— А музей к юбилею «оптимизируют»…

— В наших двух комнатках нет вентиляции, нет даже форточек. Трудно в таких условиях делать какие-то деньги. Но мы все равно делаем план. И в то же время мы много мероприятий проводим бесплатно – выезжаем в колонии, в приюты к сиротам, в дом престарелых. Мы не можем с них брать деньги, понимаете? У нас впереди юбилей — 25 лет. Но сейчас нам не до него, честно говоря. Хотя была задумка пригласить васильеведов, которые стояли у истоков музея. Научную конференцию мы уже провели в прошлом году в ПГПИ, причем полностью на собственные средства, дополнительно нас никто не финансировал. Издали 30 сборников, и отзывы были очень хорошие.

— А сейчас?

— Я не знаю, что будет, нам не разъяснили. Но если не будет финансовой самостоятельности, значит, мы не сможем какие-то приоритеты обозначать. План работы мы также будем делать, но как он реализуется, пока неизвестно. Сейчас стать филиалом музея Бухар-Жырау – это шаг назад. Мы уже из него выросли: были его отделом, но переросли в 1995 году в самостоятельный музей. Такая экономия – это несерьезно. И потом, Павлодар в мире многие знают по дому-музею Павла Васильева. А пока местные власти не находят времени, чтобы конкретно разъяснить ситуацию.

— Что вы имеете в виду?

— Я знаю, что много писем было отправлено руководству области. Вышло открытое письмо в газете «Городская неделя», подписались художники, поэты, общественные деятели — порядка 20 человек. Также группа представителей павлодарской интеллигенции 1 октября записалась на прием к акиму области. Это, например, бывший руководитель музея Л. Кашина, председатель литобъединения П. Васильева Т. Окольничья, журналист А. Вервекин. Но пока делегацию не приняли. Пояснили, что глава региона их принять не может, с ними поговорит руководитель аппарата акима. Но так получилось, что пока вообще никто не принял. Сначала надо было позвонить 8 октября, 9-го, 12-го, потом 15-го. Он их должен был принять 16 октября. Извинились, перенесли на 20-21 октября. Встреча не состоялась, никаких звонков больше не было. А 21 октября прошла пресс-конференция с участием руководства управления культуры, правда, музейщиков на нее не позвали.

— Присутствовавшие на брифинге журналисты сообщили, что чиновники объяснили оптимизацию экономией. А также тем, что опыт подобных реформ ими изучен.

— Я приведу пример: одно из многих писем руководству области — из Владивостока. «Культурная общественность Владивостока и в целом Приморского края чрезвычайно огорчена и встревожена сообщением из Павлодара об изменении статуса дома-музея великого евразийского поэта Павла Васильева. Известный на весь литературный мир с самого основания самостоятельный, утвердившийся в сознании проживающих на всех континентах историков, литературоведов, любителей поэзии и васильеведов, как главный научный центр популяризации его бесценного литературного наследия, мемориальный дом в Павлодаре, став филиалом литературного музея, неизбежно утратит свои былые достоинства и возможности. Мы говорим об этом, основываясь на опыте оптимизации учреждений культуры, накопленный в России за последние два десятилетия. С уверенностью свидетельствуем, что эта «оптимизация», принеся весьма сомнительную экономию, чрезвычайно плохо сказалась на состоянии функциональных возможностей музеев, библиотек и других центров культуры, которые были подвержены реформированию. Мы обращаемся к вам с убедительной просьбой изыскать возможность для сохранения музея Павла Васильева в прежнем статусе. Нет сомнения, что грядущие поколения россиян и казахстанцев будут вам за это благодарным и признательны». Это письмо подписали ректор Дальневосточной государственной академии искусств, председатель Приморского отделения русского географического общества, доктор географических наук, профессор, художественный руководитель приморского краевого театра, заслуженные деятели искусств РФ.

— Если не касаться финансовой части, вам объяснили, в чем именно будет улучшена ваша работа?

— Мне кажется, при смене статуса музея работа не останется в прежнем режиме – не будет самостоятельности. Известны печальные примеры. Конечно, можно говорить, что нас научат работать, но это, по меньшей мере, странно слышать специалистам, работающим по 20 лет в музее, который проводит научно-практические конференции. Как говорил один из бывших руководителей культурного ведомства региона Халел Акимханов: «Вы все специалисты, и моя задача как чиновника – не мешать вам». Считаю, это правильный подход к работе.

Деньги — 70/30

— Так как же быть: и вести научно-просветительскую работу, и зарабатывать?

— В свое время в интервью Владимиру Познеру директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский – музейщик с мировыми признанием — предельно четко обозначил, как именно может жить музей в современном мире. «Музей не может ставить заработок в качестве критерия своей успешности, музеи не должны думать, что главное – это то, чтобы побольше заработать. У государства есть несколько главных обязанностей – безопасность граждан, безопасность страны и сохранение культуры. И государственные субсидии должны лежать в основе».

— На сайте 1tv.ru знакомимся с его позицией. «Любое учреждение культуры должно зарабатывать само двумя способами:  билеты, разные проекты и благотворители, которые дают деньги. Тогда музей сохраняет некую автономность. Если тебе все деньги идут из одного источника — государство или заработок — ты не свободен». По мнению директора Эрмитажа, самое лучшее соотношение между государственными субсидиями и самостоятельным заработком музея, когда  «60-70% дает государство, остальное — 30-40 — генерирует музей, а из этих 30-40 идеально было бы: половина – музей, половина – доноры, спонсоры и благотворители». Закия Саясатовна, при таком соотношении реально ли заработать музею в Павлодаре, а не Эрмитажу?

— Всю суммы мы никогда не сможем собрать. А в таком соотношении – возможно.

— Вы внесли какие-то предложения, когда вам объявили об оптимизации?

— Мы продуктивно работаем со школами и вузами, сами обзваниваем, ходим и заключаем договоры с директорами. Я предложила руководителю управления культуры: «Можно ли на уровне управления культуры заключить договор с управлением образования?». Было бы лучше, если бы нас включили в эту работу. Уроки о региональном компоненте в творчестве однозначно нужно проводить в наших музеях, или мы можем проводить такие уроки в школах. Пока ответа по моему предложению нет.

— Еще есть идеи?

— Хотелось бы более плотного сотрудничества музеев, а у нас этого нет. И вряд ли появится после оптимизации.

— Почему вы так думаете?

— На международной конференции, которую мы проводили в прошлом году, специалист из Московского государственного литературного музея Галина Великовская рассказывала о своих апробированных методах работы – вроде музейных квестов, общей карты музеев для семейного отдыха и туристических проектов. После по интернету она проводила консультации. Мастер-класс был очень интересный и, что немаловажно, бесплатный. Приглашали все музеи, но на него пришли только мы и директор Дома Шафера. Особенно печально было услышать приводимые примеры о том, что провинциальные музеи зачастую не могут дружить, опасаясь того, что кто-то «припишет» себе проведенное мероприятия.

— А теряет в итоге посетитель музея. Или, выражаясь по-современному, клиент, потребитель услуги. А какие коммерческие проекты сможет проводить музей Павла Васильева?

— Что мы можем в наших двух комнатках? Если бы у нас был отстроен выставочный зал, то, конечно, было бы справедливо услышать: «Вам дали такие условия, а вы сидите!». Мы работаем, проводим встречи, выставки, к нам приезжают зарубежные посетители. Хотя в последнее время почему-то к нам перестали централизованно водить заграничные делегации. И даже в дни омской культуры в Павлодаре к нам никого не пригласили, хотя Павел Васильев и Омск связаны кровными узами. Я считаю, что даже небольшие самостоятельные музеи нужны – мы не должны собирать стадионы и зарабатывать миллионы. У нас другая задача.

Чего они боятся?

Чего боятся музейщики, кроме сокращений, урезания зарплат, потери самостоятельности в исследовательской работе? Каждый музейщик опасается еще и того, что многие экспонаты, собранные с таким трудом и любовью, — очень лакомые кусочки.

Открыто о такой проблеме заявляла профессионал музейного дела, директор областного историко-краеведческого музея Гульнар Нурахметова. Вот фрагмент статьи 2012 года «Музей – дело живое!» Булата Шарипова из газеты «Новое время», опубликованной на сайте pavon.kz. Г.Б. Нурахметова говорит: «Вот, например, в свое время был неплохой музей, с раритетными экспонатами в селе Песчаном. Там были древние золотые украшения. Потом музей закрыли. И его экспонаты исчезли». «(…) Ну и, наконец, не могу не сказать еще об одной серьезной проблеме. В свое время многие наши экспонаты, я считаю, неправильно, были переданы в Алма-Ату. Особенно много ушло материалов, связанных с творческим наследием Багаева. В последнее время отдельные музейные работники из Астаны время от времени заводят разговор о передаче им наших наиболее ценных экспонентов. Особенно такая, я бы сказала, угроза усилилась в связи со строительством шестиэтажного здания нового Музея казахстанской государственности. Здесь в защиту своих интересов свое слово должна сказать наша общественность, интеллигенция. Неплохо бы здесь все эти нюансы закрепить на законодательном уровне. Я, как директор музея, сделаю все, чтобы удержать у себя все наши музейные ценности – достояние Павлодара и его горожан».

Можно было бы посмеяться над такими нелепыми страхами, да и сама тема такая, что ее обычно предпочитают обходить. Однако стоит вспомнить информацию нынешнего лета, когда, якобы, наш регион мог лишиться визитной карточки краеведческого музея – гиппариона. Экспонаты выставлялись в Астане в рамках проекта Национального музея. Тогда опасения оказались напрасными — гиппарион вернулся домой.

Ирина КОВАЛЁВА, НЖ№43, 29.10.15