Суббота, 28 января
ясноПавлодар, -9°C
460.43 6.65 501.04
Меню

Лечение со смертельным исходом

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 1341

Павел пронесся мимо испуганной матери по залу, забежал на балкон, как-то невероятно быстро выскользнул в балконное окно и, размахивая руками словно птица, полетел вниз. Странный восторженный крик прервал удар о землю. Медики констатировали – парень получил перелом основания черепа и скончался мгновенно. Родные 31-летнего Павла Иванова называют только одну причину, по которой добрый, покладистый, без вредных привычек человек вдруг повел себя как безумец – ошибки медиков, лечивших его от туберкулеза. Сильнейшие препараты ему давали на дом, не проследив, как они влияют на состояние здоровья.

— Павел не был ни безработным, ни алкоголиком, ни наркоманом. Но так получилось, что он заболел туберкулезом. Поставили на учет его в середине декабря прошлого года. А в конце определили на лечение в Аксускую противотуберкулезную больницу, назначили препараты, которые ему дали и на дом, когда отпустили на новогодние праздники. Сначала сказали, что до 2 января, потом – до 8 января. Брат понимал, что является единственным мужчиной в доме, что нам с мамой будет без него тяжело. И был настроен вылечиться как можно скорее, все нас успокаивал. Но произошел сбой, препараты, которые дали на дом, на него стали влиять, отражаясь на здоровье, в том числе психическом, – рассказывает сестра Павла Елена.

По словам девушки, уже 31 декабря парень стал жаловаться на ухудшение слуха, недосып. 5 января ему дали еще партию лекарств, вернуться в стационар Павел должен был в четверг 8 января. Он принимал таблетки как положено, делал уколы. Все повторял, что хочет вылечиться как можно скорее. Занимался изготовлением визиток, затеял ремонт.

– А на руке уже появилась сыпь, поведение изменилось. Брат в последние дни был возбужден, начал временами заговариваться. Вообразил, что его мозг стал работать намного активнее, чем прежде, что может учить языки, делать открытия. Обращался к нам то агрессивно, то проявляя любовь. Я говорила ему, чтобы обратился немедленно к лечащему врачу Елене Ким. Он пообещал это сделать, а я бросилась врача сама разыскивать. В больнице мне со второй попытки дали номер телефона лечащего врача. Был уже вечер среды, к тому времени позвонила мама и сказала, что боится – настолько странно вел себя Павел. Говорил, что, если захочет, полетит. Я тоже испугалась, стала спрашивать у врача, что мне предпринять, может быть, скорую вызвать? Рассказала, как он ведет себя, что переживаю, что он может причинить вред кому-нибудь. Но совета так и не получила. Напоследок Елена Ким мне сказала, что не думает, что Павел с собой что-то сделает, и сказала, что ждет его на следующий день, – вспоминает события 7 января сестра погибшего.

Спустя полчаса после этого разговора Павел выпрыгнул с балкона. Перед этим он как будто поддался на уговоры мамы и согласился поспать. Ушел в свою комнату с загадочной улыбкой. А через некоторое время выскочил оттуда с невероятной скоростью. Очевидцы говорят, что он летел, размахивал руками и кричал, словно изображал птицу. Прибывшие на место трагедии полицейские искали наркотики, пытаясь докопаться до причины суицида. Ничего не нашли.

С тех пор сестра обращается во всевозможные инстанции с требованием рассказать правду. Она переворошила интернет, разыскивая сведения о препаратах, которые принимал Павел. Узнала, что они имеют широкий спектр побочных действий и что лечение необходимо проводить в условиях стационара, под наблюдением.

В департаменте медконтроля подтвердили, что применяться таблетки и уколы должны под присмотром медиков. Елене Ивановой и правоохранительным органам врачи Аксуского противотуберкулезного диспансера сначала предъявили запись, что Павел Иванов был из стационара исключен 6 января за самовольный уход. Но Елена предъявила запись последнего телефонного разговора (есть такая функция на современных телефонах) с врачом Еленой Ким, состоявшегося за полчаса до гибели пациента. В настоящее время делом медиков тубдиспансера уже занялась полиция, которая проводит досудебное расследование.

Ирина АДЫЛКАНОВА, НЖ№15, 16.04.15