Пятница, 27 января
ясноПавлодар, -13°C
461.37 6.69 502.62
Меню

А-ба-а-лдеть! Совсем другой Гальцев!

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 4038
Ю. Михайлик, Ю. Гальцев, И. Ярошевич

На сцене юморист Юрий Гальцев – человек-праздник, который одним своим появлением вызывает смех в зале. В обычной жизни – это серьезный, мудрый человек и интереснейший собеседник. В Павлодар Юрий Николаевич приехал с Театром эстрады имени Аркадия Райкина, художественным руководителем которого он является. В программе «Концерт для своих» с ним выступили его давние друзья-актеры Юрий Михайлик и Игорь Ярошевич, известные публике как клоуны Юрик и Гарик, а также ученики Юрия Гальцева из Академии театрального искусства Санкт-Петербурга. К нам они прибыли по приглашению директора школы «Стикс» и организатора концертов Юрия Стёпкина. Поэтому интервью с актерами состоялось в стенах этого учебного заведения за чашкой чая.

Интересные факты о Гальцеве

Родился он в Кургане 12 апреля 1961 года, в день, когда Гагарин совершил первый полет в космос. В честь космонавта новорожденного нарекли Юрием. Недавно друзья подарили ему участок на Луне, что подтверждено сертификатами. Первое высшее образование Гальцева – техническое. Он окончил Курганский машиностроительный институт. Потом служил в армии, в танковых войсках. Майор запаса. Актерское образование получил в Ленинградском институте театра в 1988 году. Играл в театрах «Буфф», «Фарс», «Лицедеи». В 1995 году на Всемирном фестивале клоунады во Франции был удостоен звания «Резиновое лицо». С конца 90-х постоянный участник «Смехопанорам», «Юрмалин», «Аншлагов» и других юмористических телепрограмм. Первую роль в кино сыграл в 1986 году в фильме «Джек Восьмеркин – американец». После у него было 40 ролей в разных фильмах и сериалах. Гальцев также известен как музыкант (баян, гитара), автор и исполнитель шансона. Готовится к выпуску его пятый альбом. Комедийный дар актера вознагражден призами – «Золотой нос», «Золотой Остап», «Кубок Аркадия Райкина» т.д. Дважды был «Лучшим актером года». Пресса сообщала, что президент России Владимир Путин назвал его своим любимым актером. Сегодня Гальцев активно работает на ТВ, преподает в Академии театрального искусства в Санкт-Петербурге и руководит Театром эстрады им. А. Райкина. Его семья: жена – актриса Ирина Ракшина, дочь Мария, сын Михаил и внук Юрий. Гальцев – православный христианин. В Кургане у него есть духовник, которого он навещает несколько раз в год.

Гостеприимный Казахстан

Юрий Гальцев: – В Казахстане мы выступали много раз – в Алматы, в Астане. Выступали даже у Нурсултана Абишевича Назарбаева. Смотрело человек семь, такой заказ был, зато обслуги – хо-хо-хо! – человек триста. Вокруг этого домика стояли в несколько колец. Оберегают его, и правильно. Он любит свою страну, много делает для людей. Я заметил, его здесь называют «папой». Это приятно.

В Павлодар нас пригласил Юрий Иванович Стёпкин. Он был в Питере, в нашем театре. Там с ним и познакомились. Он показал, кто из актеров уже у него был, какой им оказали прием. Когда Юрий Иванович встретил нас в своей школе, такое ощущение, что мы здесь давно были и знакомы с ним много лет.

Юрий Михайлик: – Было приятно узнать, что здесь у нас есть друзья.

Юрий Гальцев: – В Павлодаре мы впервые. Поэтому наша программа – это «хиты» из 5-6 спектаклей, которые в других городах прошли на ура. Весь репертуар новый, только 1-2 вещи старые. Мы привезли сюда «молодняк». Они в прошлом году окончили театральную академию. Все 18 выпускников остались работать в театре имени Райкина. С ними мы гастролировали по Краснодарскому краю, по Сибири. Сейчас два концерта в Казахстане – в Петропавловске и Павлодаре. Отсюда на машине в Омск и на самолете домой. Потом будут гастроли в Америке и в сентябре – во Владивостоке. Это маломальские гастроли. Потому что мы очень заняты в театре своем. У нас по 5-6 наименований каждый месяц.

В гастрольном круговороте

Юрий Гальцев: – Как проходит наш день на гастролях? Прилетаем мы, к примеру, в Самару. Вещи нужно в гостиницу привезти, потом обед, в этот же день спектакль. Нужно настроить аппаратуру, погладить костюмы, подготовить реквизит, прогнать весь спектакль. Хорошо, если в гостинице удастся переночевать, чаще в тот же вечер – в поезд или на самолет. Спишь, пока переезжаешь в другой город. Так мы объездили весь Советский Союз от Калининграда до Владивостока. Однажды я взял на гастроли своего родного брата. Ему сначала было весело. А у нас было пять городов и пять перелетов. После третьего самолета он мне сказал: Юра, нафиг мне нужна твоя профессия! Да ни за какие деньги! Я веду дневники, иногда у нас было по 12-15 самолетов в месяц. Никакой актер, как бы он ни любил свою профессию, это не выдержит. Мы – фанаты.

Активист-фольклорист

Юрий Гальцев: – Когда я учился в машиностроительном институте, самодеятельность у нас была такая, что сейчас весь «Comedy Club» курит бамбук. Я был в КВН лидером, играл в ВИА «Труверы», пел в вокальной группе. Занимался фольклором – ездил по деревням, у меня был такой маленький магнитофончик, записывал дедушек и бабушек. Я балдел от этого. Я это редко говорю. Если бы я не стал актером, я бы точно собирал какие-то фольклорные песни, обожаю это и по сей день. Каждые полгода меня награждали часами именными от ректора. Я их всем раздаривал. У меня был комсомольский значок в серебре. На нем было написано: «За активную комсомольскую общественную работу», у меня была практически Ленинская стипендия.

Путь на сцену

Юрий Гальцев: – После десяти классов хотел поступить в театральный, но меня не отпустили родственники. Потом, после машиностроительного и армии, я поехал в Москву. С первого раза поступил в ГИТИС к Ремизову и Касаткиной. Потом, так получилось, через месяц поехал в Ленинград и также поступил в институт театра. Я увидел свой будущий курс и педагогов – Исаака Штокбанта, Любовь Субботовскую, Анатолия Шведерского. Меня встретил маленький щуплый человек, обнял меня, мы гуляли с ним по Моховой, он рассказывал мне всякие истории. А потом представился – сын Зощенко. Мне этого хватило.

В Питер я приехал в 80-м году с чемоданом – пара носков, трусы и две книжки. Вот моя рекомендация молодым: берешь рюкзак, сам едешь, пробиваешься. Тогда все в жизни получится. А когда мама и папа подталкивают и подкармливают, ничего не будет. У нас очень известный курс был. Все состоялись, хорошо устроились. Ян Смелянский в Голландии в театре. Сережа Масленников в Германии работает. Гена Ветров в Москве. Юля Чекмарева ушла в народное творчество, у нее свой бизнес с другим моим однокурсником – Володей Поповым – самая лучшая в Питере концертная организация. Света Мороз – сестра композитора Саши Морозова – в Мексике. Все при деле.

Тусовщик из «Сайгона»

Юрий Гальцев: – В 80-х в Питере было культовое место, где собирались неформалы и творческая интеллигенция – кафе «Сайгон». Эдакий остров свободы. Я там познакомился с Михаилом Шемякиным, Борисом Гребенщиковым, Виктором Цоем, Майком Науменко. В разное время там бывали Бродский, Довлатов, постоянно заходили Кинчев, Шевчук. Мы дружили с группами «Зоопарк», «Секрет», «Пикник», лучший басист группы «Кино» Игорь Тихомиров в те годы работал у нас монтировщиком сцены. В «Сайгоне» я узнал про Булгакова. Как сейчас помню распечатку романа «Роковые яйца». Там узнал о поэтах запрещенных, там была литература, которую присылали из Америки. Люди там интересные ходили, «митьки». Сленг был свой и житье, коммуналки. Все это обхаживалось. Совсем другая жизнь. От нее только картины остались, да воспоминания какие-то. Вышла книга про «Сайгон», там моя фамилия тоже есть.

Любовь из Казахстана

Ирина Ракшина и Юрий Гальцев. Такими познакомились в Казахстане.

Ирина Ракшина и Юрий Гальцев. Такими познакомились в Казахстане.

Юрий Гальцев: – С женой я познакомился в Казахстане в 1984 году. После первого курса театрального института мы с ней оказались в одном стройотряде. Это было под Кокчетавом, название деревни уже не помню, мы строили там три домика. В институте мы и раньше видели друг друга, но тут неожиданно на второй день я понял, что она должна жить со мной. Хотя у меня на тот момент была девушка, на которой я должен был жениться. Даже родители познакомились. С Ириной живем всю жизнь. Она драматическая актриса театра и кино. Снималась у лучших режиссеров России – Лопушанского, Германа, Балабанова. Когда меня спрашивают, почему я выбрал актрису, я отвечаю словами Макса Леонидова из группы «Секрет», с которым я учился параллельно. Его журналисты спросили: вы третий раз женаты, все три жены – актрисы. Вы что, не можете найти себе женщину другой профессии? Он ответил: наверное, могу. Но я представил себе: жена у меня самая красивая, но она зубной техник. И вот приходим мы с работы домой: ну что, Зин? Вот, Макс, три зуба выдернула. А у тебя как? А я Островского отыграл. И поговорить не о чем. И дальше – ужин, туалет, зубная щетка с утра. Это многое значит: проходит любовь, проходит страсть, а поговорить-то и не с кем.

Актерские суеверия

Юрий Гальцев: – Актеры – суеверные люди. У меня примета есть, я о ней редко рассказываю: я на сцену выхожу только с правой кулисы. У меня бзик: если выйду с левой – и слова забыл, и вспотел, и грим потек, и тягун-депрессняк с братом комой, кашляю. Не знаю, чем это объяснить.

Игорь Ярошевич: – В театре все начинается с правой ноги. На сцену выходишь с правой, а не как в армии – с левой.

Юрий Гальцев: – Меня учили очень известные матера. Они считали, если ты лузгаешь семечки, то в театре ты труп. Это влияет на горло, забываешь текст. Это вообще пренебрежение к профессии. Работает, знаете.

Юрий Михайлик: – Если роль упала, нужно сесть попой на текст. Иначе не выучишь эту роль. Сел и три раза на тексте попрыгал. Это уже клоунада.

Игорь Ярошевич: – А я, сколько ни садился, все равно не запоминаю.

Дрессированная бабочка

Юрий Гальцев: – В каком-то городе перед нами выступала Кристина Орбакайте. Была поздняя осень, уже выпал снег. А у нее под последнюю песню из большого ящика вылетали живые бабочки. Нам об этом рассказывали. У всех шок был – бабочки в ноябре, в нашем городе! И одна из этих бабочек, самая живучая, забралась на световые приборы и осталась там дожидаться, когда приедут Юрий Гальцев, Юрий Михалик и Игорь Ярошевич. Мы выступаем на следующий день, софиты включены, она, видимо, отогрелась. Я играю на баяне финальную вещь, руки заняты. И тут она слетает откуда-то сверху и – раз на баян! Я играю, а она по баяну прогуливается. Большая такая. Мы поем песню, я ее сдуваю, а она Гарику на лысину, как бантик у девочки, и крылышками машет. Потом – раз, и ему на шею, как галстук-бабочка. Потом Юрику на нос перелетела. Мы сдерживаемся – смеяться нельзя, а слезы так и текут. Я думал, зал просто умрет.

Юрий Михайлик: – А в зале только шорох: дрессированная бабочка, дрессированная бабочка…

Юрий Гальцев: – Юра накануне растянул ногу и никому не сказал, обмотал ее под штаниной эластичным бинтом до колена. Бабочка улетела, мы уходим со сцены, он уже ревет от смеха. А один конец бинта у него выпал и за ним волочится. Пол весь в занозах. Бинт зацепился. Я смотрю – он ногу поднимает, а она, как на резинке – раз, и обратно. Вот тут я уже упал. Такое не отрепетируешь. Сняли бы это на камеру, в интернете были бы миллионы просмотров.

Не по одежке встречают

Юрий Гальцев: – Мне часто выпадает женские роли играть. У нас давно с Геной Ветровым на «Первом канале» программа была, где я сыграл около 50 женских ролей. В основном получаются женщины за 60 лет. Молодых не играю, природа здесь отдыхает, а вот таких фактурных женщин, многое повидавших… Может, потому что на маму похож.

Игорь Ярошевич: – Очень похож.

Юрий Гальцев: – Мама у меня специфический зритель – ей всё всегда не нравится. То костюм малой: купи себе костюм приличный! Посмотри, у Кобзона какой костюм! А ты в чем выступаешь?

Юрий Михайлик: – А то над тобой все смеются, да?

Юрий Гальцев: – У меня есть костюм, который я купил в секонд-хенде. Этот костюм объездил всю Америку и Европу. Штаны были взяты за три бакса, пиджак за полтора, а рубашка желтая была подарена каким-то товарищем за просто так. Весь костюм обошелся мне в пять баксов, а заработал я на нем тогда хорошо: купил себе машину.

За добрый юмор!

Юрий Гальцев: – У разных юмористов – разные аудитории. Над чем могут посмеяться в одной среде, не поймут в другой. Мы в прошлом году с Гариком и Юриком попали в очень крутое место. Многими самолетами мы прилетели на остров, чтобы отпраздновать свадьбу одного очень уважаемого человека. До нас он пригласил «Comedy Club». Я не называю фамилий никогда – это моя работа. Они пригласили «Comedy Club» – ну, сейчас будет оборжака! Они вышли – 5 минут тишины, 15, 20. Потом кто-то сказал: ребята, идите пить чай. Не смешно вообще. И они ушли, понурив головы. Через час-полтора вышли мы. И сразу почему-то всем стало хорошо. Объясняю, почему: потому что наш юмор не в рамках маленького направления, и он, самое главное – добрый. Это очень важно.

Игорь Ярошевич: – Мы учитываем, чтобы это могли смотреть и маленькие, и взрослые, и мамы наши с папами.

Юрий Гальцев: – Санкт-Петербург все-таки, северная театральная столица. Это тоже важно. Поэтому должно быть что-то хорошее, что-то трогающее и интеллигентное. Надеемся, что в будущем мы благодаря Юрию Ивановичу привезем в Павлодар два полноценных спектакля, один из которых по Шукшину.

P. S. Спасибо Юрию Ивановичу Стёпкину за организацию интервью.

Федор КОВАЛЁВ, фото автора и из личного архива Юрия Гальцева (взято с aif.ru), НЖ№14, 09.04.15