Вторник, 30 мая
444.45 5.56 476.27
Меню

Подлинность момента Едыге Ниязова

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 3151
Подлинность момента Едыге Ниязова
Едыге Ниязов во время монтажа своей выставки в Омске в июле 2009. Фото Василия Мельниченко.

Почтить память фотографа Едыге Ниязова, чье 75-летие отмечается творческой интеллигенцией Павлодарской области в нынешнем году, собрались в музыкальной гостиной Дома-музея Шафера. В преддверии юбилея друзья и коллеги Едыге Ришатовича вспоминали о тонком сплетении интересов разностороннего художника светописи. Но говорили не об изображениях, а о звуках. Тема встречи – «Поэтика музыки и фотоискусства».

Едыге Ниязов родился 22 марта 1940 года. Член Союза фотохудожников России, почетный член Центра Средиземноморской фотографии «Темный фонтан» (Франция). Он окончил исторический факультет Казахского государственного университета. Работал преподавателем истории и руководил фотостудией. 25 лет был председателем худсовета народного фотоклуба «Орион». В 1990 году создал первую в СССР фотошколу и был ее директором.

Едыге Ниязов — летописец рок-группы «Кино». Он начал фотографировать музыкальную команду из Ленинградского рок-клуба, когда она еще не была известна. Перечисляя регалии мэтра, специалисты отмечают: это фотохудожник мирового уровня. Талантливый фотограф трагически погиб 29 ноября 2009 года.

В зале музыкальной гостиной звучали романсы Виктории Ивановой. Ведущие музыкального вечера, фотографы Сергей и Татьяна Гришины пояснили – это неслучайно. В начале 90-х годов в Павлодаре существовал самодеятельный клуб любителей музыки имени В.Ивановой.

Татьяна Гришина.

— По моему впечатлению, клуб был предтечей наших сегодняшних встреч, которые сформировались в Дом Наума Шафера, и регулярным встречам в лекционном зале, — говорит С.Гришин. — А тогда творческая интеллигенция Павлодара собиралась на базе павлодарской фотошколы на Фрунзе,99. В то безвременье, когда после советской эпохи ориентиры были сломлены, и, на мой взгляд, народ наощупь пытался понять – что же в жизни ценно, кроме денег. Известный филофонист, любитель музыки, особенно вокального пения, Ниязов очень ценил В.Иванову. В его доме всегда звучала музыка. Его пристрастия были не только образцами высокого искусства, но и огромным просветительским трудом.

Многогранное творчество Елены Камбуровой, которая, к слову, в 1994 и в 2001 приезжала в Павлодар с концертами, тоже было очень близко Ниязову. Знакомил Едыге Ришатович павлодарцев с песнями Сергея и Татьяны Никитиных, а в 1983 заново «открыл» для интеллигенции Павлодара высочайшую культуру исполнительского мастерства Марии Каллас. Еще одна черта Едыге Ришатовича – он был «воинствующим лемешистом».

— Что нас сближало с ним – любовь к музыке, — рассказывает Наум Шафер. — Не эстетская любовь, а эстетическая. Я знаю некоторых коллекционеров, они признают только вокалистов, и Марк Бернес для них не певец. «У него не голоса!». То, что он поет душой, это их не интересует. Для меня он не вокалист, а прекрасной певец, который, по моему мнению, является у нас основоположником бардовского движения. Ведь барды пели песни в его стиле. И мы с Едыге Ришатовичем пришли к выводу, что есть так называемые вокалисты, и есть певцы. И хорошо, когда все это соединяется вместе, как у Сергея Яковлевича Лемешева. А есть другие, которые поражают силой своего голоса, но не красотой своей души.

Наум Шафер.

Наум Григорьевич вспоминает – с Едыге Ниязовым у него была очень сложная дружба: «Я не верю в дружбу или любовь без всяких конфликтов — это чем-то напоминает застой».

— Я очень многим обязан Едыге Ришатовичу – он украсил мою биографию, — поясняет Шафер. — Если б не он, в моей биографии не было бы двух виниловых пластинок – «Исаак Дунаевский в гостях у Михаила Булгакова» и «Кирпичики», и я бы считал, что она во многом была бы обесцвечена. Помимо тех 10 книг, которые мне удалось издать, эти две пластинки являются украшением моей биографии. Я всю жизнь коллекционировал пластинки. И я счастлив, что я сам успел выпустить две виниловые пластинки, а Едыге Ниязов нашел для них спонсоров.

Рассказывая о Ниязове, Наум Шафер подчеркивает разносторонние увлечения фотографа – и оперная музыка, и романсы. И бардовское движение — в особенности, творчество Б.Окуджавы.

— Но особенно нас с Е.Ниязовым сближала любовь к советской песне, — признается Наум Григорьевич. — Я считаю, что это большая трагедия – мы потеряли целую планету советской песни. Она была уникальна во всем мире – нигде не было такой массовой песни, как у нас. В период перестройки на нее ополчились, дескать, она выражала только массовые чувства, а не индивидуальные. Но дело в том, что в этой массовости как раз выражалась индивидуальность каждого человека. Который хотел, с одной стороны, оставаться личностью, а с другой, хотел бы испытывать те же чувства, настроения, мысли, что и все. Чтоб быть единым коллективом, чтобы не потерять общность наших душ, и, в конце концов, не потерять нашей страны.

Фото Е. Ниязова. Группа «Кино», 1985 г.

Одна из полюбившихся советских песен Ниязова — «Чайка» Ю. Милютина: «Чайка смело пролетела над седой волной…». Но «самым-самым» его композитором был Дунаевский. Песня трактористов из кинофильма «Богатая невеста» звучала на каждой дружеской встрече.

— Я держу в руках эту патефонную пластинку, это первоначальная запись 1937 года, — показывает раритетный хрупкий диск Наум Шафер. – Едыге Ришатович ее тогда долго вертел в руках. И говорит: «У меня есть, но на виниле и в исполнении других певцов». Каюсь, я не отдал: я ведь коллекционер и очень люблю Дунаевского! В моей личной фонотеке, а она все равно потом перейдет в музей, 400 патефонных и виниловых пластинок Исаака Осиповича Дунаевского.

Наум Григорьевич завертел ручку патефона и сквозь шипение зазвучало: «Ой, вы кони, вы кони стальные». Как заметил Шафер, это запись непростого года, песня, которая помогала выжить в годы репрессий.

Гостям концертного зала был показал фрагмент фильма телестудии «Ключ», созданного в 2010 году к 70-летию Едыге Ниязова. Особенно точно выразил суть Ниязова павлодарский художник Виктор Поликарпов:

— У него был способ жизни культурного человека. Этот принцип, я так думаю, должен быть обязательно у творческого человека – «здесь, сейчас и навсегда». Он и в фотографии ценил эту подлинность жизни, подлинность момента. Это принцип постоянного творчества, постоянного бытия, может быть, он унаследовал от Дмитрия Поликарповича Багаева. Ведь он давал возможность своим ученикам почувствовать себя значимыми, и увидеть значимость момента.

Фото Е. Ниязова. Группа «Кино», 1985 г.

Значимым событием стала книга, изданная к 75-летию Едыге Ришатовича силами фотоклуба «Орион», и представленная на встрече в Доме-музее Шафера. В книгу вошли порядка 200 фотографий и несколько статей. Для зрителей гостиной ее «пролистали» на экране в электронном варианте.

Издание получилось строгое и яркое одновременно – черно-белые подлинные отпечатки размещены в нескольких рубриках. Это некоммерческий проект, говорят друзья Ниязова, а дань памяти. Впрочем, получить экземпляр фотоальбома работ Едыге Ришатовича, говорят орионовцы, можно в клубе – по методу народной подписки.

— Книга называется «Избранные фотографии». Это снимки Ниязова из архива — порядка доступных нам 200 черно-белых работ, — говорит составитель книги Сергей Гришин. – Мы, конечно, связывались с наследниками. Но сейчас уже есть сложности с коллекцией его снимков – она просто недоступна. А основной материал у нас был накоплен еще при жизни Ниязова. И порядка ста работ мы смогли отсканировать с Максимом Андресом. Это те работы, которые на тот период были у него. Эти снимки и вошли в книгу.

Встреча оставила впечатления живого общения с Ниязовым. Рассказы его друзей, а самое главное – музыка, которую он любил и выбирал, которая его окружала, словно продолжает воспитывать вкус, хотя самого художника уже нет. А фотовыставка, посвященная памяти фотографа Едыге Ниязова, приуроченная к его 75-летию, откроется в павлодарском художественном музее в начале апреля.

Ирина КОВАЛЁВА, фото автора, НЖ№11, 19.03.15