Суббота, 28 января
ясноПавлодар, -9°C
460.43 6.65 501.04
Меню

Каждый за себя

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 2101

В деле о смерти в детской областной больнице полуторогодовалого Айбара Мадиева виновным назвали реаниматолога столичного центра материнства и детства. Павлодарских медиков суд первой инстанции оправдал за недоказанностью совершения преступного деяния. Сам врач и родные мальчика уже заявили о несогласии с приговором.

– Болата Сейдахметова признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 114 УК РК и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года с лишением права заниматься врачебной деятельностью в течение трех лет. Назначенное наказание считать условным с испытательным сроком два года. Майсу Искакову и Гульнар Сакенову оправдать за недоказанностью участия в совершении преступления, – огласила резолютивную часть приговора судья Айгуль Ахметова.

В октябре 2012 года полуторогодовалый Айбар Мадиев поперхнулся рисовым супом. Родные провели необходимые мероприятия, мальчик, по их словам, чувствовал себя хорошо, не испытывал затруднений с дыханием. Да и впоследствии патологоанатомическая экспертиза инородных тел в дыхательной системе не выявила. Но, чтобы убедиться в том, что ребенок в безопасности и не разовьется аспирационная пневмония, семья ребенка решила обратиться за помощью к медикам. Как же они корили потом себя за это! Через пять дней нахождения в Павлодарской детской областной больнице мальчик впал в запредельную кому, а через четыре с половиной месяца скончался.

– Мы доставили Айбарика в детскую областную больницу, чтобы сделать рентген органов грудной клетки, убедиться, что в дыхательных путях ничего не осталось. Двое суток ребенок не испытывал затруднений в дыхании, бегал по коридорам больницы, был активен. Надо было забрать Айбара домой, тогда он был бы жив. Но на третий день ему без уведомления матери назначили ларингоскопию с дальнейшим проведением бронхоскопии. Последующие выводы комиссии комитета контроля качества медицинской и фармдеятельности говорят сами за себя: процедура была излишней, а провели ее с грубейшими нарушениями. Не была применена адекватная анестезия, и при вводе ларингоскопа произошел спазм гортани, приведший к остановке дыхания, – в очередной раз переживает и восстанавливает события тетя ребенка Майра Мадиева.

По ее словам, проводившая процедуру реаниматолог-анестезиолог разворотила гортань ребенку и так и не заинтубировала его – не установила трубку в дыхательные пути для облегчения дыхания (что подтверждено независимой республиканской комиссией ККМФД). После этого состояние ребенка резко ухудшилось, Айбарик был переведен в реанимационное отделение, где находился в состоянии критической дыхательной недостаточности. Необходимой ребенку интубации, или коникотомии, или трахеостомии (процедуры восстановления дыхания с помощью установки трубочек в трахею) не производились в течение двух суток. Трахеостомия была произведена на пятые сутки пребывания в стационаре. В результате чего у маленького пациента остановилось дыхание, а затем и сердце.

Самое странное, что ребенок и после этого не был взят на вспомогательный режим искусственной вентиляции легких. Этому удивился и реаниматолог Национального центра материнства и детства Сейдахметов, прибывший санавиацией из Астаны в этот же вечер 31 октября 2012 года.

По результатам проверки были понижены в должностях заместитель главврача областной детской больницы по лечебной работе Орсагош И.А. и зав. реанимационным отделением Сакенова Г.Ж., объявлены выговоры заведующему хирургическим отделением Рамазанову Е.А., заведующему лор отделением Ахметовой А.О., врачам-реаниматологам Искаковой М.К., Заднепровской А.И., Абенову Д.М., объявлено замечание заведующему неврологическим отделением Бараисовой Д.Р., а также сменился главврач детской облбольницы.

– Целый ряд врачей привлекался по данному делу, а крайними сделали реаниматологов-анестезиологов. Но мы не ставим диагнозов, не назначаем лечение, а действуем по симптоматике. Нам работу затруднила врожденная опухоль, харистома. Не может быть, чтобы семь врачей не могли заинтубировать ребенка. Я потеряла работу, репутацию, полгода находилась в статусе обвиняемой, чего не пожелаю никому. Счастлива, что справедливость восторжествовала, – сказала после оглашения приговора Майса Искакова.

– Я прибыл сюда по вызову врачей из Павлодара, так как сообщили, что ребенок в крайне тяжелом состоянии. Я увидел, что он, находясь в коме третьей степени, находится на самостоятельном дыхании, такого не должно быть. Я перевел его на аппаратное дыхание, и он прожил еще несколько месяцев в состоянии гипоксической комы, – рассказал после оглашения приговора Болат Сейдахметов (на фото).

По его словам, он переделал трахеостомию за неопытными коллегами. Сделал необходимые записи о состоянии ребенка, о недостатках лечения.

– Это моя обязанность, но после отъезда все полностью было переписано. Кроме того, в истории болезни был документ, в котором было написано, что осложнения наступили после первых процедур. И что они были осуществлены без перевода на аппаратную вентиляцию легких. Но и эта запись исчезла, – разводит руками врач. – Все так закончилось, думаю, потому что рассматривается дело в регионе. Результат разбирательств я буду оспаривать.

А по материалам дела, когда он проводил трахеостомию и менял канюли для подсоединения к аппарату ИВЛ, наступила повторная остановка сердца, повторная клиническая смерть с длительными реанимационными мероприятиями, которые привели к гибели головного мозга. Умер Айбар в марте 2013 года. Вопросы остаются у его семьи и сегодня.

– Врачей наказывали административно, врач из Астаны признан виновным, значит, нарушения были. И все же он – последний, к кому у нас претензии, ведь он замыкающее звено целой цепи. Мы дойдем до Верховного суда в поисках справедливости, – говорит тетя погибшего малыша Майра Мадиева.

Ирина АДЫЛКАНОВА, фото О. Воронько, НЖ№7, 19.02.15