Понедельник, 6 февраля
облачно, небольшой снегПавлодар, -15°C
458.69 6.52 501.3
Меню

Змеиный танец

  • Редакция «Наша Жизнь»
  • 3579

У женского танца со змеей – древняя история. Тысячи лет назад девушки-жрицы устраивали таинственные пляски с пресмыкающимися. Сегодня такой танец – больше хореография, а не магия. Впрочем, и в наши дни нужно иметь смелость и выдержку, чтобы станцевать с представителем самого крупного вида змей на планете. Этот экстремальный зрелищный номер впервые в Павлодаре был представлен в конце минувшего года. Восточный танец с сетчатым питоном профессионально исполняется у нас в городе лишь единственной девушкой – 18-летней Дарьей Самуйленковой.

Полутораметровая Моника

Восточный танец с акробатическими элементами смотрится на одном дыхании. Танцует его Даша со своей «напарницей» – сетчатым питоном Моникой. Эти питоны конкурируют с парагвайской анакондой за звание самой большой змеи в мире. Монике полгода, длиной змея 1,5 метра. Взрослые особи достигают десяти метров, а живут около 30 лет.

– У нас редко бывают экзотические шоу, поэтому людям мои выступления нравятся, – рассказывает Дарья Самуйленкова. – Смотрят во все глаза, хотят погладить змею, фотографируют. Питон – неядовитая змея. И кусает, лишь когда обороняется. Когда мы только знакомились с Моникой, она меня пару раз цапнула – просто переволновалась с дороги, у нее был стресс.

Питается Моника мышами, а живет в специально оборудованном террариуме с освещением, обогревом и контролем влажности. Индийские факиры игрой на флейте, якобы, гипнотизирующие кобру на самом деле сильно лукавят. Приручить такого питомца невозможно, можно только подружиться. К тому же, змеи вообще не слышат и очень близоруки. Но отлично чувствуют запах, внешнюю вибрацию и тепло.

– Во время самого первого выступления была громкая музыка с низкими частотами, – рассказывает Даша. – Моника расстроилась и всем своим видом это показывала. Теперь я все учитываю, подстраиваюсь под нее. Со змеями нельзя себя вести резко. К тому же сетчатый питон сам по себе с характером. Со змеей договориться нельзя. В руках не удержишь, как кошку или собаку не подзовешь. Я решила взять молодую змею, чтобы узнать ее поведение, воспитывать и сдружиться. Змея чувствует запах хозяина, и запоминает: это свой, остальные чужие.

Родные, когда узнали, что Даша будет танцевать со змеей, отнеслись с пониманием. Бабушка, правда, все еще побаивается.

– Все меня спрашивают – опасно ли это? Змея не нападает на того, кого не сможет съесть. Мы для нее – слишком крупный обед, и не представляем интереса. И если змея кусает, то в целях самообороны, а не потому, что посчитала вас лакомым кусочком, – объясняет Дарья.

Обостренное чувство жизни

Глядя на грациозную девушку, не скажешь, что в арсенале ее интересов, помимо танцев с пресмыкающимися, есть еще и экстремальный спорт. Даша покоряла горы, небо и спортивные арены.

Не знаю, откуда это взялось – среди родных экстремалов нет, – улыбается Даша. – Спокойно не сидится на месте, все детство с разбитыми коленками. С шести лет увлекалась спортивной акробатикой, но в восемь лет получила травму. Дальше заниматься профессионально не получилось – только для себя, данные-то есть и интерес остался. Потом десять лет занималась скалолазанием.

Было немало побед и наград. А наивысшим достижением стало призовое место в Чемпионате Казахстана по зимнему туризму в 2012 году.

– Но должного внимания этому виду спорта не уделяют, и сейчас я уже не занимаюсь, – поясняет Дарья. – Чтобы выехать на соревнования, нужно привлекать спонсоров, или оплачивать все самим. На этом не заработаешь, а тратить приходится много. Вид спорта не олимпийский, и, наверное, менее зрелищный. Оценить технику неспециалист не может. Ну, лезет человек по скале, бывает, что долго лезет.

Потом были парашютные сборы, прыжки, и снова призовые места. Затем Дарья занялась чирлидингом. Это как раз тот вид спорта для взрослых, которые не могут заниматься акробатикой, говорит она. Хотя все требования и элементы такие же – сплав шоу, танца, акробатики, гимнастики. И соревнования проходят – когда группы поддержки спортивных команд уже сами выступают в этом оригинальном виде спорта. Сейчас Дарья Самуйленкова – студентка-третьекурсница спортфакультета.

 

По зову манежа

Был и еще один экстремальный виток в жизни Даши. В 13 лет она попала в цирк. Отчим-дальнобойщик нашел работу – перевозить цирк. Правда, это означало, что он девять месяцев в году будет отсутствовать дома – таков сезон. И мама поехала с ним. Даша с братом остались у бабушки – дети ходили в школу. Но на лето их тоже брали в цирк.

– Первые года два я просто ездила и смотрела, – вспоминает Дарья. – А потом стала по мелочам участвовать в жизни цирка – помогала продавать поп-корн, например. Вообще, каждый раз, когда я смотрела на цирковые выступления, внутри меня все переворачивалось. И на пятый сезон я решилась – пора ехать. Нашла в интернете российский цирк, написала о себе, меня пригласили. У нас в Казахстане есть стационарные цирки. А я попала в передвижной Новосибирский цирк-шапито. Он постоянно переезжает с места на место. Я участвовала в турне по Казахстану 2014 года. Каждую неделю-две – в новом городе. И так на протяжении девяти месяцев. Цирк на 400 мест, в день одно-два представления. В маленьких городках люди шли толпами, в больших городах – поменьше.

Когда девушка заявила: «Я еду в цирк!», родные были против. А как же учеба? Да и вообще, как это – «еду в цирк»! Учеба, кстати, не пострадала, Даша наверстала упущенное. Вспоминая о турне, девушка говорит: если бы близкие были рядом, было бы легче. Но все равно интересно – дорога, новые города. И к тому же ее возвращению дома были очень рады. И сейчас, когда Даша стала выступать в танце со змеей, она получила поддержку.

Конечно, вот так запросто на манеж попасть нельзя. Но, объясняет Даша, танцовщицы с профессиональной физической подготовкой там требуются всегда. И вот – сначала полмесяца репетиций, затем выступления.

– Я выступала с пятью танцами, а потом уже было десять номеров, – говорит Дарья. – Это композиции между номерами, и самостоятельные танцевальные постановки в разных жанрах соответственно программе. В восьми из них я была на подтанцовках, а в трех исполняла, скажем так, главную роль. Первый танец – вступление, потом эффектная хореографическая постановка для разбивки номеров, и конечно, танец со змеей.

А началось все случайно: исполнительница уехала, танцевать со змеями было некому. Даша заинтересовалась, прошла тренировки и стала выступать. В цирке змеи были длиной по четыре метра и очень тяжелые.

Справляться с ними сложно, – делится впечатлениями Даша. – Были случаи, когда во время исполнения номера змея обвивала своими кольцами шею, даже дыхание перехватывало! Змее ничего не скажешь! Начнешь высвобождаться, так они давят еще сильнее. Просто подождать – тогда они ослабят хватку. Мне объяснили, что специально душить до смерти эти змеи не будут. Но, даже зная это, было неприятно. Просто у цирковых змей был дискомфорт – они постоянно лежали в ящиках. Их вытащили – унесли куда-то, где яркий свет и громкая музыка, потискали, и принесли обратно. Моя змея так не делает. Я рада, что знакомство со змеиными танцами началось профессионально – в цирке. Именно поэтому я единственная, кто танцует этот экзотический танец в Павлодаре.

Из программы, с которой гастролировал цирк-шапито, Дарье запомнился номер-экстрим, в котором артиста, закованного в цепи, подвешивали на веревку под купол. Веревку поджигали. И связанный исполнитель трюка должен был освободиться за одну минуту, иначе он упадет и разобьется. За то время, пока Даша проработала в цирке, смельчаку удавалось спастись вовремя. А в паркур-шоу артист в числе прочего делал арабское сальто через восемь человек! Репризы клоунады, жонглеры, выступления с животными, девушка, крутящая множество обручей, воздушные гимнасты. И номер с колесом Сира, акробатическим элементом 21 века, когда в большом крутящемся кольце артист показывает небывалые чудеса владения своим телом.

Это сказочный сверкающий шатер…

Быт циркового артиста –это общежитие на колесах. По два-три человека живут в комнатах вагончика. Есть душ и санузел. Электричество подключается городское, либо используется свой генератор. Звери живут отдельно. Помимо больших и тяжелых змей, в выступлениях участвовали обезьяны, попугаи, персидский леопард, пума, песцы и павлины.

В цирке есть свои приметы. Нельзя щелкать семечки на площадке – не будет зрителей. Эта примета соблюдается очень строго. И еще запрещено сидеть спиной к манежу – это неуважение к артистам. Есть ли какое-то правило, запрещающее разглашать цирковые секреты, – Дарья не уверена.

– Все гораздо проще, чем кажется: это не волшебство, а спецэффекты и мастерство, – уверена Даша Самуйленкова. – Людей морочат теми же фокусами. Но вот жонгляж сложен – я пробовала, и научилась жонглировать только тремя мячами. Воздушная гимнастика требует физической подготовки, а это профессионализм конкретного человека. Был у нас номер «Эквилибр на катушках». Так вот, сам артист говорит – все, что показываю вот так: «Ой, как сложно, я сейчас упаду» – на самом деле для меня «детский сад». В общем, это намного легче, чем кажется со зрительского места. Актеры показывают, как они преодолевают сложности путем нечеловеческих усилий. В танце со змеей есть такой же эффект. Зрители в ужасе: как я беру это чудище в руки, да еще и танцую. А мне нравится.

Есть и своя психология взаимодействия со зрителем. Если будешь смотреть в пол без улыбки – никто не обратит внимания на выступление. С публикой нужно общаться, прежде всего, взглядом. Во время павлодарских танцев со змеей, говорит Даша, очень хорошо видны восторженные глаза зрителей, ведь расстояние до них гораздо меньше, чем до публики в цирке. А в шапито – с манежа не видно глаз, они далеко, спецэффекты – дым, свет, толком вообще не видно зрителей. Но надо сделать так, чтоб каждый зритель думал, что ты работаешь именно для него.

– Поездка и выступления в настоящем цирке стали для меня и уроком, и открытием, – говорит Дарья. – Я поняла, что не могу уезжать надолго от любимых людей. А открытием стал новый взгляд на цирк. Цирк моего детства и цирк, в котором я выступала, очень  разные. Это больше понимание, чем разочарование от того, что детской мечты больше нет. Но это чувство пришло после того, как я испытала на себе цирковую жизнь.

Циркачи – уже не волшебники, и не люди супер-способностей, как кажется детям. Когда приходишь в цирк не зрителем, а за занавес, то сразу становится понятно, что все люди там обычные и ничего сверхъестественного из себя не представляют. Это все работа, опыт и труд.

– Порой люди в цирке работают на пределе сил. «Цирк дю Солей» считается самым лучшим в мире. Туда я не хотела бы попасть. Там все делают ради шоу, на грани человеческих возможностей. Говорят, люди там рискуют своим здоровьем. Пренебрегать важными ценностями ради шоу – не в моих правилах. В дрессировке животных хотелось бы себя попробовать. Но, не крупных – для тигров у нас места нет. А вообще, для того, чтобы запустить что-то свое, нужно сначала заработать – цирковой реквизит стоит немало. Хочу еще сделать настоящее фаер-шоу. Весной собираюсь в Москву, выступать на сцене с тем же восточным номером со змеей. И будет еще пара номеров, но это пока секрет, – рассказывает Даша.

Натура у Даши увлекающаяся, и интерес загорается молниеносно. Чего еще хотелось бы девушке, которая прыгала с парашютом, взбиралась на высокие скалы на кончиках пальцев, выступала в цирке и завела себе домашнюю змею? Даша говорит, что неплохо было бы попробовать себя в городской «тарзанке» – роупджампинге (прыжке с высотных объектов с веревкой и альпинистским снаряжением для амортизации). И конечно, развивать новый жанр – соединить спорт, цирк и сценическое мастерство, устраивать для людей удивительные и захватывающие зрелища. Змеиные танцы – это только начало.

Ирина КОВАЛЁВА, Фото Дарьи САМУЙЛЕНКОВОЙ, НЖ№53, 15.01.15