Menu

Дешево и патриотично

  • Опубликовано в Мир

   Второй раз за лето в Павлодаре происходит однодневное подорожание хлеба «Тау нан». Не успеют заметившие перемену горожане отойти от легкого шока из-за скачка цены на «социальную» буханку и обсудить тему, как на следующий день она снова дешевеет и стоит привычные 50-52 тенге. Похожая ситуация возникла и с определением размера оплаты за проезд в общественном транспорте. Повышение едва не одобрили депутаты гормаслихата, но затем вопрос неожиданно «завернули». В таких случаях честь и хвалу воздают властям – за своевременное реагирование. Но от подобной чехарды невольно озадачиваешься принципом формирования цены, который в условиях рынка может быть только один. 

Недетская неожиданность

   В первой половине дня понедельника в областном акимате собирают брифинг. Как стало понятно, чтобы донести главную мысль: продовольственный кризис, вопреки слухам, области не угрожает. Россияне наши запасы сметать не торопятся и вряд ли будут это делать в обозримом будущем. Следовательно, и резкого скачка цен на продукты питания не предвидится.

По крайней мере, на те, что производятся в нашем регионе, заверяет руководитель управления сельского хозяйства Жанат Шугаев.

   Для большей части населения, имеющего минимальные доходы, не позволяющие выйти за рамки скудной продуктовой корзины, это, наверное, хорошо. А заодно позволяет властям поддерживать иллюзию благополучия. И, похоже, она настолько важна и в то же время хрупка, что должна сохраняться как знамя. Все понимают, что может это происходить вопреки законам рынка, в условиях которого мы живем. Но спрос за это велик. Иначе чем еще можно объяснить то, что случилось сразу после успокоительного брифинга?

  А случилось повышение цены на «социальный» хлеб, который производит Павлодарский хлебобулочный комбинат (ТОО «ПХБК»). Предприятие в понедельник повысило отпускную цену на семь тенге. Причем, в этот день управление сельского хозяйства заверило, что пересмотр цены возможен после сбора нового урожая, когда будет ясно предоставят ли пекарням удешевленную муку для стабилизации цен, как это было в последнее время. Но «ПХБК», исходя из сегодняшних экономических реалий, сделал то, что сделал бы любой предприниматель, чтобы перекрыть убытки.

  Неизвестно, как восприняли это жители региона, «затюканные» постоянным ростом цен. Но властям, судя по всему, этот факт представился настоящим демаршем. Поднялась суматоха с выяснением его обстоятельств, в акимате области решили собрать экстренное совещание, чтобы решить «проблему». 

«Мы просто сдохнем!»

  А руководство самого хлебобулочного предприятия до совещания в кабинете заместителя акима области Садибекова успело рассказать о своем положении журналисту «НЖ». И подчеркнуло обратной дороги нет. Даже с учетом предоставления удешевленной муки, говорят генеральный директор «ПХБК» Виталий Сартаков и финансовый директор Вячеслав Юдин.

Сегодня в облакимате сказали, что повышение цены на социальный хлеб для них стало новостью.

Ну, они и не знали. Знала антимонопольная инспекция, которую мы по закону в случае повышения цены обязаны известить за месяц, что мы и сделали. Месяц назад мы подали уведомление, что повысим цены до 54 тенге за булку. И еще в пятницу утром мы отвезли документы, на всякий случай, хотя мы не обязаны были это делать.

В прошлый раз получилось так, что цены вам пришлось снизить. На вас надавили?

На патриотизм. А еще пообещали льготный мазут, уголь, сахар. Но оказалось, что не бывает такой программы по льготному мазуту, не предусмотрено министерством нефти и газа такой статьи, потому что их трейдеры имеют гроши на килограмме и живут за счет объемов.

То есть, акимат не выполнил обещаний?

Скорее, они не смогли их сдержать.

Сегодня какая ситуация?

Просто истек срок меморандума, который был подписан в конце февраля до августа.

Не до будущего урожая?

Нет. Ну, возможно они будут возражать в связи с тем, что виды на урожай в общем-то не очень. Но цена на предоставляемую нам муку в 46 тысяч тенге за тонну – она нас не устраивает совершенно. То есть она не обеспечивает рентабельности продукта. Мы в последний раз цену на хлеб повышали в мае 2012 года. Тогда мука стоила 32 тысячи тенге тонна.

Вы все время говорите об убытках. Как они выглядят в цифрах?

На каждом килограмме мы теряем 21 тенге, на булке – 12 тенге. Это прямой убыток. Мы практически не живем, у нас арестованы счета кредиторами, у нас не выплачены пенсионные отчисления за работников, практически на два месяца задерживается зарплата, специалисты высокого уровня, которые проработали здесь более 20 лет, все ушли на мелкие производства, мелкие пекарни. Мы удерживаем уже оставшихся 130 человек. Тогда как в 2010 году у нас было 720 человек. Удерживаем любыми путями, но зарплату поднять не можем в течение трех лет.

В прошлый раз, когда произошло повышение, нас убеждали в том, что доля ПХБК на рынке существенно снизилась и не влияет на ценовую политику в целом.

Если бы мы занимали 40 процентов рынка, это было бы очень хорошо. Мы занимаем около 15-20 процентов, но это в любом случае 14 тонн хлеба, которые обеспечить совсем не просто. Причем это специфический хлеб. Люди преклонного возраста гораздо умнее, и они берут здоровый хлеб, который делается на опаре, на жидких дрожжах – на настоящих грибковых культурах. Мы не применяем ни прессованные дрожжи, ни улучшители, ни разрыхлители. То есть технология сохранена, как она в 1986 году была внедрена здесь в производство Семиреченского хлеба, последняя в Казахстане осталась.

Вы подняли цену на семь тенге и намерены выйти из кризиса?

Нынешняя цена вряд ли оправдает убытки. Нас и 12 тенге не устраивали, на которые мы повышали. Если считать с мая 2012 года, выросла цена на муку на 62 процента, электроэнергию на 39 процентов, уголь, мазут на 34 процента, воду и стоки на 39 процентов. У нас переменные затраты только в этом году, я уже не говорю о том, что было раньше, выросли на треть. То есть, это те затраты, которые мы, по большому счету, регулировать не можем. Это сырье. Если положено на тонну хлеба 700 кг муки, вот умри, а они должны быть положены. Это зарплата сдельная, ресурсы. Как можно жить? В условиях тотального повышения цен мы держим свои уже более двух лет.

И если это рынок, почему вы два с половиной года цену не повышали?

Мы внесены в реестр доминантов. На момент создания реестра мы занимали 35 процентов рынка. Пока до сегодняшнего дня мы шли на соглашение с властями.

А сейчас?

Сейчас уже просто нет сил.

– То есть, если сейчас вас будут уговаривать…

– Бесполезно... Цена муки – 46 тенге, это к увеличению на те 62 процента, о которых я говорил по сравнению с маем 2012 года. Мы тогда получили единственный раз за несколько лет прибыль аж в 400 тысяч тенге, за месяц произведя более 500 тонн хлеба. А люди вон, девки работают, на них смотреть страшно. 55 градусов жары в цехе, и они там, как проклятые, за 35 тысяч тенге. Средняя зарплата у рабочих 35-40 тысяч тенге, у специалистов – до 100 тысяч тенге. С февраля уволились 238 человек.

– А вам проверяющие не предъявляют претензий на счет невыплаты пенсионных, задержки зарплаты?

– А у нас счет арестован, мы не можем перечислять.

– Оборот ведь нужен, чтобы крутиться между производством, товаром, продавцами. Как вы печете хлеб?

– Оборотных средств катастрофически не хватает. Производство снизилось. Мы сейчас делаем только хлеб, не делам тортов, баранок, пряников, ничего. С мая делаем только хлеб и хлебобулочные – ржаной хлеб.

– Не выгодно?

– Просто люди должны понять. Если они на нас надавят сейчас, то мы просто сдохнем. Если они хотят потерять предприятие… Я даже не понимаю, государственная это позиция, не государственная. 

Фактор патриотизма

   Как бы там ни было, уже к вечеру понедельника стало известно, что цена на социальный хлеб все же вернулась на прежний уровень. Что произошло за дверями кабинета заместителя акима области Гани Садибекова, куда после нашего интервью отправилось руководство хлебокомбината, неизвестно. Возможно, в высоких кабинетах законы бизнеса претерпевают метаморфозы?

  По возвращению на рабочее место от комментариев финансовый директор ТОО «ПХБК» отказался. Сказал только, что после длительной беседы пришли к единому мнению о необходимости продержать действующую цену до октября текущего года. Руководитель управления сельского хозяйства Павлодарской области Жанат Шугаев по телефону пояснил, что поставки удешевленной муки продолжаются регулярно, а значит, акимат свои обязательства выполняет. Официальная позиция властей – ТОО «ПХБК» необоснованно повысило цену, а потому и вернуло ее на прежний уровень. Теперь и продукция подешевела, и получилось патриотично.

Ирина Адылканова

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS
Assembled by Nebel