Menu

Александр Борщев: «Я показываю то, чем удивлен, – красоту Вселенной»

В Павлодаре открылась первая персональная выставка молодого фотографа Александра Борщева. Этот автор за последнюю пару лет бесповоротно изменил представление о Павлодаре не только у тех, кому наш край дорог, как родина. Но и у тех, кому на глаза в интернете попались снимки Борщева: его мирные величавые панорамы города на Иртыше, головокружительные по глубине и наполненности пространства Баянаула, живописные озера и дороги Прииртышья. От фотографий – и с монитора компьютера, и с отпечатков на фотобумаге веет такой любовью, что невольно удивляешься: какой секрет знает Борщев, что это за магия?

Галерея «Айна» Павлодарской областной библиотеки имени С.Торайгыврова уже зарекомендовала себя как наполненное собственной атмосферой творческое пространство. И эту выставку, по признанию сотрудников, они сделали в прямом смысле «по заявкам читателей». После нескольких мастер-классов Александра Борщева в стенах библиотеки народ захотел увидеть еще больше работ автора.

Сложность была еще и в том, что для компактного зала галереи надо было отобрать лишь малую часть прекрасных снимков – около 60 пейзажей. Сложилась яркая, гармоничная экспозиция. На фотографиях кто-то увидел давно полюбившееся место Павлодара, а кто-то впервые заметил живописный уголок города. Выставку автор посвятил памяти своего деда, павлодарского художника Сергея Петровича Шаронова.

Фото Александра Борщёва

Александр Борщев родился в 1979 году. Фотокамеру взял в руки в 13 лет, учился в фотошколе. Говорит, сначала воспринимал это занятие как баловство, а оно переросло в увлечение: ребята пять лет снимали на черно-белую пленку, сами проявляли – в общем, методом проб и ошибок искали себя. С 22 лет работал художником-оформителем, изготовителем и дизайнером в области наружной рекламы. Когда появились цифровые камеры – интерес к фотографии окреп. В 32 года Александр купил профессиональную фотокамеру, с тех пор началась его новая жизнь. Член фотоклуба «Орион» с 2013 года. Экспериментирует в различных жанрах, но больше всего любит пейзаж.

Фото Александра Борщёва

– К его творчеству отношусь с большой любовью и уважением, – говорит фотограф Татьяна Гришина. – Пейзажи мне близки по духу. Работы его эпические – если посмотреть в словаре, это означает «величаво-спокойные». Его панорамы – это величие, достоинство, любовь к своему краю. А о нем самом могу сказать, что он настоящий фотограф. Как говорят, фотографы – немного чокнутые – могут и ночью встать, пойти куда-нибудь, чтобы сделать кадр. Он и есть такой неутомимый.

Старейший фотограф Павлодара Борис Краснянский отметил, что у Борщева есть чувство природы. Когда Александр только пришел в «Орион» и показал свои снимки, Борис Захарович сказал – сразу понял, что у человека уже есть зрелый, созданный им мир, которым он смело и с восторгом делится со зрителями.

– Загадку, которую он загадал при первом знакомстве, я разгадал сегодня, – отметил Борис Краснянский. – Все-таки корень творчество, любви к жизни у него заложен в корнях – в искусстве его деда. В этом есть определенная стезя его творчества. То, о чем я говорю – все в этом зале, приходите и смотрите. И радуйтесь, что есть та душа, которая легко соединяется с вашей.

Искусствовед художественного музея Майя Хусаинова рассказала на вернисаже о дедушке автора – Сергее Петровиче Шаронове. Это был удивительный художник-живописец еще той, старой уникальной академической школы. У него сформировалась своеобразная техника – гуашью, а по ней уже шло наложение пастели. Были и замечательные графические работы. Также, как и его внук Александр Борщев, Шаронов писал наш край, Прииртышье и Баянаул.

Фото Александра Борщёва

– У Александра будут еще выставки в Италии, Москве, Астане. Но первая запомнится навсегда, – сказала Майя Хусаинова. – И еще я хочу сказать о том, что существует закономерность и преемственность поколений. В художественном музее в этом году работает прекрасный проект – одна фотовыставка сменяет другую. В доме-музее Багаева прошел недавно замечательный семинар, посвященный 130-летию Дмитрия Поликарповича. Мы смотрели фотографии Багаева, а сегодня перед нами снимки Александра Борщева.

О теме преемственности поколений говорил и руководитель фотоклуба «Орион» Владимир Высоцкий. Он также отметил: борщевская верность пейзажу для него ассоциируется с Артуром Меттусом. И конечно, Высоцкий прочел обязательное для орионовских выставок посвящение.

Пейзаж сегодня не в чести.

Но он – вне времени.

За верность своему пути

Борщеву – премию!

Художница Галина Беспалова отметила еще одну особенность работ Борщева – нет такого, чтобы какой-то снимок не понравился. «Он самородок! А как у него поставлен взгляд!» – с широкой улыбкой говорит об авторе выставки Галина Яковлевна. – «Он снимает фанатично, с удовольствием обучает. Его работы и характер выведут его на вершину».

На выставке Александра поздравили родные, дочь Анита пожелала папе, чтобы все фотографии получались так, как он задумал. А я решила узнать у его супруги Анны, каково жить с таким одухотворенным фанатиком светописи.

Фото Александра Борщёва

– Жить с творческим человеком интересно. Он нестандартный, со своей точкой зрения, в общем – нескучно, это точно. Я помогаю ему, поддерживаю. Когда он берет фотоаппарат, его глаза загораются. И я желаю, чтоб эти искры в его глаза никогда не потухли. Мы с ним немного разные – он творческая натура, я прагматик. Считаю, это отличное сочетание, оптимальный баланс: если кто-то летает в облаках, то кто-то должен ходить по земле и держать его за руку. Семья от его увлечения не страдает, он очень внимательный. Если есть время, то мы путешествуем вместе, я рада его сопровождать. И конечно, радуют отклики людей. Благодаря фотографиям Саши ностальгия тех, кто уехал и скучает по Павлодару, становится прекрасной. Приятно, что есть такой человек в нашем городе, который его видит в разных ракурсах, и просто любит.

На вернисаже один из зрителей сделал удивительное открытие. Любовь – такую эфемерную и необъяснимую, наш земляк Борщев сумел уловить, и даже запечатлеть. На одном из снимков обнаружилось нечто необычное. На пейзаже в игре света и тени, бликов на воде, и отблесков небес явно проглядывается мужской лик. А позади его в полутени – еще одно смутное очертание женского личика.

Фото Александра Борщёва

Не прилизанные на компьютере «под старину» до неузнаваемости «открытки», а летописные рассказы о Павлодаре. Борщев, похоже, занял свое, предназначенное именно ему, место в современной истории города. Примеряли эту роль многие, безуспешно пытаясь втиснуть свои представления о красивости, а не об истинной красоте и выразительности, в образ Прииртышья. Но летописцем Прииртышья, краеведом-рассказчиком былин павлодарской действительности, кажется, стал именно Александр Борщев.

Фото Александра Борщёва. Фрагмент пейзажа, на котором явственно проступают изображения двух человеческих лиц.

– Александр, у тебя есть какая-то методика съемки?

– Есть фотоаппарат – и все. Эта тяга к фотографии появилась, и я не могу оторваться, я увлекся полностью. На этой выставке представлена моя любимая родина – Павлодарское Прииртышье. Снимков очень много, за лето снял около 100 тысяч кадров. Отбираю лучшие из них, делюсь в интернете со всеми. Приятно, что люди отзываются душевно. Я путешествую, в этом году – по Баянаулу. Позже будет отдельная выставка – «Дыхание Баянаула». Планирую поездить и сфотографировать всю природу Казахстана.

– Расскажи о своем деде Сергее Шаронове.

– Дед закончил Алматинское художественное училище. Он пейзажист, рисовал пастелью, акварелью, писал маслом. В музее есть его работы, а часть коллекции – дома у всех наших родных. Он с детства приучил меня смотреть на природу с любовью. Может, оттуда, из той мастерской, где я с ним проводил время, и появился интерес? Дед преподавал мне, как правильно строить композицию, я научился рисовать пейзажи акварелью. Но больше увлекся фотографией. Эта магия притянула меня. И уже два-три года я интенсивно фотографирую.

– Чем зарабатывает фотограф?

– Помимо художественной фотографии, я занимаюсь съемками свадеб – коммерческой фотографией. Но это сейчас ее так называют. Я считаю, это та же художественная съемка, и при этом – мой хлеб, мое дело. Мне это нравится, я совмещаю это со своим фотографическим азартом, с душой. Скажу так: я перестал работать – я начал трудиться, на благо своего рода. А тем, кто пришел фотографироваться у меня, я всегда говорю, вы пришли ко мне, будет фотография – как у меня. Никаких стандартов, мировых трендов я не придерживаюсь, тенденции мне безразличны. Я фотографирую так, как вижу.

– Помимо пейзажей к чему лежит душа?

– Портреты – я иду к этому, уже много снял, есть хорошие. Но я еще не достиг того уверенного ощущения в себе, я еще иду к совершенству. Также меня сильно притягивает павлодарская жизнь, репортажные жанровые снимки, события из жизни людей. Это все накапливается и будет выливаться в выставки. Пока я предоставил людям пейзаж.

– Компьютерные программы используешь при обработке снимков?

– Да, иногда приходится. Но и раньше ведь фотографы использовали фотоувеличитель, проявитель, приспособления для эффектов, ретушь, – их просто делали вручную. А сейчас скачок в компьютерных технологиях. Но я использую в практике эти программы редко, чтобы, максимум, поднять контраст. А цветовая гамма заложена в фотоаппарате – я всегда фотографирую в ручном режиме настройки, никакого «автомата».

Фото Александра Борщёва

– Как находишь сюжеты для снимков?

– Я в большинстве случаев просто останавливаюсь перед тем, что меня поражает – это красота. Я ее фотографирую, а внутри меня срабатывают автоматически все те знания и умения, что были усвоены. А правил нет никаких.

– Кажется, что твои работы появились не так давно сразу везде из ниоткуда. Как складывается твой почерк, твое видение?

– Я просто так вижу. Я не учился у каких-то мастеров, и вообще стараюсь поменьше смотреть на работу известных фотографов. Считаю, что нужно иметь свое видение, почерк, а не копировать кого-то. Если есть дар божий, его ты и будешь показывать.

– Я знаю, что ты особый трепет и интерес испытываешь к изучению традиций, культуры своего народа. Твои снимки – своеобразная дань уважения к твоей земле, родине?

– Да, я понял одно: вера – в душе у человека, она не должна быть напоказ. И проявляться должна через творчество, без всяких призывов куда-то вступать и что-то делать. Я показываю человеку простой мир, в котором мы живем. И он прекрасен! Для меня это и есть то божественное, что существует в сердцах людей. Это и есть душа. Я стараюсь показать то, чем я удивлен, чем я наполнен, – красотой Вселенной.

Выставка запланирована до конца октября, но, возможно, будет продлеваться, говорят в галерее. Сразу отмечу: смотреть работы на экране монитора, и видеть распечатанными в экспозиции – совершенно несоизмеримые вещи. На выставке можно с удивлением обнаружить много новых деталей, прочувствовать атмосферу в полном объеме, буквально, вдохнуть и погрузиться в воздух Прииртышья.

Увидеть волшебство в обыденности – это настоящий дар художника. Александр Борщев сам видит наш край в ореоле особой магии, и дарит всем этот луч чудесного прозрения. Замечательный художник, передающий свои чувства зрителю – это не пафос, а реальность. Прекрасное настроение в каждом снимке, и в каждой работе чувствуется любовь к городу, к природе, к миру.

Ирина КОВАЛЁВА, НЖ№42, 23.10.14

Фото автора и с сайта Александра Борщева art-borschev.ru

Подробнее ...

Багаев и его современники

  • Опубликовано в Мир

130-летию со дня рождения фотомастера посвящается

Дмитрий Поликарпович Багаев прожил яркую и полезную для народа жизнь. В Павлодаре его жизненный путь равен почти шести десяткам лет. Весь его павлодарский период творческой биографии можно условно разбить на три основных этапа примерно по 20 лет каждый. 

1899-1919 г.г. – годы становления профессионального мастерства как фотографа;

1920-1942 гг. – годы наивысшего мастерства и становление его как краеведа;

1942-1958 гг. – годы расцвета его творческой деятельности как фотографа-краеведа, музееведа и публициста, директора областного краеведческого музея. 

Соответственно, во все эти периоды Багаев имел близкие творческие и дружественные связи со своими современниками, как с павлодарцами, с гостями города, так и с теми людьми, с которыми встречался, выезжая по делам фотодела и музея в другие города.

Первый период в жизни Багаева был связан не только с приездом его в Павлодар и устройством на работу, но и с выездом в Омск к фотографу Василию Егоровичу КОРКИНУ на практические занятия и открытие первой фотостудии. В этот начальный период Багаев самостоятельно начинает работать как павлодарский фотограф и через семь лет становится членом Тамбовского фотографического общества, которое было основано в 1906 году. Первым известным современником Багаева в течение десяти лет был купец 1-й гильдии, почетный потомственный гражданин Павлодара Артемий Иванович ДЕРОВ (1856-1921?). Это он дал Багаеву путевку в фотографическую жизнь.

По заданию Дерова он фотографирует купцов, духовенство, чиновников дореволюционного Павлодара. Делает семейные кабинетные фотографии. Кроме того, в первое 20-летие творчества Багаева, как фотографа, как светописца, связано с появлением фотопейзажей города и его окраин, природы Прииртышья, политических событий 1905-1907 годов. В 1909 году Багаев, как зарекомендовавший себя известным фотографом в городе в свои 25 лет, едет впервые в Семипалатинск, где встречается с известными людьми своего времени. В первую очередь, он встречается с краеведом и исследователем Прииртышья Николаем Яковлевичем КОНШИНЫМ (1864-1937), побывавшим дважды в Павлодаре (один раз в 1888 году, когда он как народник и политический ссыльный сидел шесть месяцев в Павлодарской тюрьме, второй раз был в Павлодаре в 1900 году, уже как областной статистик и краевед). Тогда Багаев видел его у Дерова, но он не знал, что это и есть тот самый знаменитый Коншин. Сейчас же, после стольких лет, он встретился с ним и получил от него ценный совет – быть не только светописцем, но и летописцем в своем городе.

Большое впечатление произвели на Багаева братья БЕЛОСЛЮДОВЫ – Алексей Николаевич (1887-1939) и его три брата Виктор, Николай и Федор. Они были не только фотографы, но и краеведы, стояли у истоков развития фотографического и музейного дела в Казахстанском Прииртышье. Багаев познакомился также с учредителем Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Русского Географического общества, священником и краеведом Борисом Георгиевичем ГЕРАСИМОВЫМ (1872-1938) и имел возможность побывать на одном из заседаний местного географического общества, где до 1904 года активным членом был великий АБАЙ.

Вернувшись в Павлодар, Багаев в том же 1909 году имел встречу, правда, недолгую, с известным русским писателем-натуралистом и этнографом Михаилом Михайловичем ПРИШВИНЫМ (1873-1954), который по заданию Русского Географического общества и Переселенческого управления выехал в Сибирь и Казахстан для сбора материалов о судьбах переселенцев и, заодно, собрать сведения о природе тех мест. В частности, его путь от Омска до Каркаралинска проходил по Иртышу до Павлодара, а затем на почтовых через Баянаул в Каркаралинск. На обратном пути в Омск он вторично побывал в Павлодаре и встретился с Багаевым. Был сделан фотоснимок, но, к сожалению, он не найден до сих пор.

Распрощавшись с Деровым и его семьей в 1910 году, Багаев вскоре был свидетелем открытия Павлодарского русско-киргизского (казахского) училища, которое было открыто в бывшем доме Дерова на Павловской улице. Знакомство с дядей Каныша Сатпаева Абикеем Зеиновичем САТПАЕВЫМ (1881-1938) и его юным племянником Канышем не осталось мимолетным. Багаев помог юному другу узнать, как работает фотоаппарат и изготавливаются фотокарточки. Впоследствии, будучи до войны руководителем геолого-разведочной партии и после войны первым президентом Академии Наук Казазской ССР, Каныш Имантаевич САТПАЕВ (1899-1964) не раз, бывая на родине, заезжал к Багаеву, писал письма, спрашивая о судьбах тех или иных павлодарцев, с кем он был знаком.

В частности, он интересовался судьбой своего преподавателя училища Николая Ермиловича АЛЕКСЕЕВА (1875-1970), который научил его не только тем предметам, которые изучались в училище, но и обучил его фотографическому делу. А Багаев, узнав об этом, очень обрадовался, что казахская молодежь уже в ту пору интересовалась таким сложным делом, как фотоискусство.

Второе десятилетие было связано не только с деятельностью открытого при нем русско-казахского училища, но и с его поездками в Москву и Тамбов, где Багаев впервые принимал участие в фотовыставках. Багаев был хорошо знаком с семьями Васильевых, Сорокиных, Дудоладовых и Суровых. С этими людьми он держал постоянные контакты, фотографировал их семьи, например, писал письма писателю Антону Семеновичу СОРОКИНУ (1884-1928) в Омск, чтобы тот привез ему справочную фотографическую литературу. Будучи в Павлодаре в 1907 году, Антон Сорокин имел встречу с Багаевым, и фотограф заснял его на охоте в окрестностях Павлодара. Багаев сфотографировал и семью Васильевых, самого Павла Васильева в 1913 году.

Начавшаяся Первая мировая война несколько отодвинула планы Багаева серьезно заняться фотографированием исторических мест в уезде, быта казахского народа и природы края. Вскоре Багаева призвали на военную службу. Служил в Сибирском запасном полку в Новониколаевске (ныне г. Новосибирск) полковым фотографом, он и здесь не сидел без дела: фотографировал полковые будни, делал фото на документы. А когда наступили революционные события 1917 года, командир полка полковник Н.П. Злобин (в 1919 году начальник разведки у Колчака) сказал тогда Багаеву: «Начинаются великие исторические события в России, тебе, как фотографу, надо быть в курсе всех этих событий и фотографировать все, что имеет интерес к истории великой России». Так Багаев стал не просто бытовым фотографом, но и фотографом-историком.

В тот 1917 год он заснял митинги и парады частей в Новониколаевске, деятельность первых Советов, демократические выступления народных масс. Приехав в Павлодар в 1918 году, Багаев запечатлел первых делегатов уездного съезда Советов, первомайский митинг у здания Совдепа, похороны Царева, ноябрьский митинг 1919 года. Фотографировал он и людей в дни колчаковской власти – он был востребован для любой власти, и снимки, сделанные им в эти неспокойные революционные годы, стали ныне историческими фотодокументами.

Второй период в жизни Багаева насыщается новыми впечатлениями и событиями. После освобождения Павлодара от белогвардейцев наступила эпоха большевиков, эпоха НЭПа. С образованием Казахской автономии в составе РСФСР в 1920 году начались новые взаимоотношения, но Багаеву пришлось служить и новой власти. Фотографироваться хотели и большевики, и всем нужны были новые документы, а без фото они были недействительны.

Фотография с фотостудией продолжала оставаться частным предприятием и стала работать для народа и новой власти. В эти двадцатые годы у Багаева появляются новые друзья – он прекрасно наладил связь с художником-передвижником Виктором Павловичем БАТУРИНЫМ (1861-1938), который на протяжении десяти лет жил в Павлодаре. Имена Багаева и Батурина не сходили тогда с уст павлодарцев, где бы они ни были.

Тесные связи фотографа и художника по формированию у молодого поколения тяги к искусству дали результаты. Многие ученики школ стали увлекаться рисованием, изучать фотодело, писать стихи, петь и играть на инструментах. Вместе они шли к одной цели – как можно больше создать исторических реликвий на фотобумаге и на холсте.

 

В эти же годы Багаев совершает свои первые поездки по уезду – едет в Баянаул, Майкаин, Ямышево, Таволжан, старый Экибастуз и снимает все, что так важно для истории родного края.

На этот же период приходятся встречи Багаева с ученым миром. Особенно значимой была вторая половина 20-х годов ХХ века. В Павлодар приехал впервые в 1925 году из Омска ученый человек, поэт, натуралист, исследователь метеоритов и геологии Земли Петр Людвигович ДРАВЕРТ (1879-1945). Он первым делом в Павлодаре посетил Багаева, а затем выехал с ним в Баянаул, чтобы на месте узнать особенности горных пород и собрать образцы для Омского геологического музея. Затем он вторично приезжал в Баянаул, обнаружил там небольшой грот с писаницами древних людей на берегу Жасыбая и описал потом в своей работе.

В 1926 году по Иртышу из Семипалатинска приплыл на пароходе в Павлодар русский музыковед-этнограф, собиратель казахских песен и кюев Александр Викторович ЗАТАЕВИЧ (1869-1936). От Багаева он узнал, где можно найти Майру Шамсутдинову, чтобы записать ее песни. Не оставил без внимания Багаев членов трансгималайской экспедиции семьи Рерихов, которые проездом через Павлодар по Иртышу добирались в Омск. Во главе экспедиции был сам знаменитый художник и ученый Николай Константинович РЕРИХ (1874-1947), в составе экспедиции были его сын ученый-востоковед Юрий Николаевич Рерих (1902-1960) и жена Елена Ивановна Рерих (1874-1955). В течение двух часов, пока пароход стоял у причала, Багаев сумел пообщаться с Рерихами и сделать снимки. К сожалению, эти снимки не сохранились, как и многие другие, которые в 30-х годах были изъяты сотрудниками НКВД.

Особое внимание уделил Багаев приезду в Павлодар группы московских специалистов по палеонтологии во главе с молодым ученым Юрием Александровичем ОРЛОВЫМ (1893-1966). Он с группой студентов-практикантов в 1929 году начал раскопки на урочище «Гусиный перелет». Об этом Багаев в газете «Советская деревня» сообщил в небольшой заметке. Багаев именно тогда показал Орлову место, где находится «Гусиный перелет» и фотографировал раскопки на берегу Иртыша.

С 1928 года фотография Д. П. Багаева была переведена из частного заведения в ведение оборонного общества «Осоавиахим» и содержала это общество за счет услуг (50%), на остальные средства содержалась фотография и семья Багаева.

Весной 1930 года Багаева вызвали в Павлодарский окружком партии и сказали, что из Омска в Павлодар едет известный в Сибири художник-этнограф и орнаменталист Евгений Александрович КЛОДТ (1867-1938). Необходимо обеспечить его поездку в Баянаул в составе экспедиции по линии «Осоавиахима». Багаев принял все меры, чтобы обеспечить пребывание Клодта на павлодарской земле достойно.

Благодаря тесному сотрудничеству фотографа и художника состоялась первая в истории Павлодарского Прииртышья комплексная экспедиция в Павлодарский и Баянаульский районы Павлодарского округа по сбору этнографических и фотодокументальных материалов. В состав этой экспедиции тогда вошли инструктор «Осоавиахима» по оборонно-массовой работе среди местного населения Енсебаев, киномеханик культпросветотдела Воскобойников, ботаник Гришин из одной из школ, фотограф Багаев (руководитель экспедиции) и омский художник Клодт. В ходе этой поездки летом 1930 года сделаны зарисовки казахских национальных орнаментов с ковровых изделий, мебели и утвари, изготовлено свыше 500 негативов и фотографий, отображающих кочевой быт казахского народа перед насильственной коллективизацией, показаны кинофильмы в аулах, молодежь ознакомлена с оборонной работой общества, проводилось изучение винтовки и противогаза, ботаник собрал образцы лекарственных трав.

Начало 30-х годов. Трудное время в истории Казахстана. Насильственная коллективизация, конфискация имущества, ликвидация зажиточного населения, убой скота привел к массовой гибели населения и перекочевке в другие регионы. Багаев снимал на фото эти негативные и положительные стороны событий – голодовку, перекочевку, массовое переселение, откочевку обратно. Однако время и средства, потраченные на эту сторону дела, были обречены. Власти не дали до конца заснять эти трагические события.

Именно в такие голодные годы совершил поездку из Омска в Баянаул член Общества пролетарского туризма и спорта Омского отделения ячейки, врач 1-й омской поликлиники Д. ПЕТУХОВ. В своих путевых зарисовках он упомянул и имя Д. Багаева: «Возвращаясь обратно из Баянаула в Омск, посетил в Павлодаре местного фотографа Дмитрия Поликарповича Багаева, живо интересующегося своим краем, имеющего богатую коллекцию художественно исполненных фотографий, изображающих по преимуществу быт казахов. Он выразил желание связаться с Омским отделением Общества пролетарского туризма и выделил серию снимков, сделанных им в Баянауле».

30-е годы – это не только трагические страницы в истории народа, связанные с голодомором и репрессиями. На фоне этих событий шли преобразования в стране, зачастую слишком дорогой ценой. В 1936 году Казахстан стал союзной республикой, прошли первые выборы в Верховный Совет СССР и Багаев снял на фото первого депутата в союзный парламент Сейдахмета ИСКАКОВА (1897-1958).

В 1938 году была образована Павлодарская область, и Багаев оказался в центре событий. Он фиксирует на фото первых руководителей области – первого секретаря обкома партии Георгия Ивановича КОЛМОГОРОВА (1905-1971) и первого председателя облисполкома Хамита ТЕМИРХАНОВА (1914-1948). В этом же году Багаев имел встречи с депутатами Казахской ССР 1-го созыва.

Созданное в 1920 году «Общество изучения Казахстана» образовало в Павлодаре в 1936 году свой филиал, в который вошли Д.П.Багаев, журналист-краевед Илья Васильевич МАСЛОВ (1910-1992), ставший ученым секретарем павлодарского общества (впоследствии российский писатель), директор Павлодарского педтехникума Григорий Васильевич СЕМЕНЯК (1896-1984), работники профсоюза, облоно и др. С этого же года фотография Багаева вошла в состав общества, и до 1942 года оказывала ему финансовую помощь. В 1940 году этим обществом при активном участии Багаева подготовлена фотовыставка в связи с 20-летием Казахской ССР, которая стала после ее закрытия первой экспозицией создаваемого областного краеведческого музея.

Третий период деятельности Багаева падает на военные и послевоенные восстановительные годы и время освоения целины. Основанный в 1942 году областной краеведческий музей требовал поддержки со стороны партийных и советских органов. Но музей не имел ни здания, ни штатов, ни финансовых средств. Поэтому Багаев, ставший как фотограф и краевед первым директором музея, нуждался в поддержке со стороны властей, в частности, областного отдела образования, на которого были возложены функции организации. Багаеву тогда помог заведующий облоно Зейтин АКИШЕВ (1911-1991), ставший впоследствии казахским писателем-драматургом, и председатель Павлодарского облисполкома, а также депутат Верховного Совета СССР 2-го созыва Даниял Керимбаевич КЕРИМБАЕВ (1909-1982).

Становлению музея также помогли секретарь обкома партии по идеологии Принцев, зам. председателя облисполкома Морщинин, зав.культпросветом Фридлин и др. Чтобы открыть первую экспозицию в музее, посвященную подвигу павлодарцев в Великой Отечественной войне, Багаев привлек к художественному оформлению стендов театрального художника и работника филиала Казфилармонии им. Джамбула Виктора Андреевича КРИТИНИНА (1901-1976), позднее работавшего художником-оформителем в краеведческом музее в 1969-1976 гг.

Музей был открыт в здании парткабинета горкома партии в Торговом доме Дерова в ноябре 1944 года. Через год музею дали половину дома купца Сорокина, потеснив тогда детскую музыкальную школу, и в 1946 году была вторично открыта экспозиция уже в собственном помещении. Багаев благодарил всех, кто оказал ему тогда большую моральную и материальную поддержку. В 1947 году в музей пришел на работу художник-фронтовик Иван Васильевич ЛАГУТИН (1913-2014), ставший не только хорошим соратником и близким товарищем по работе, но и помощником, заместителем Багаева в случае его отъезда, отпуска и болезни.

В 1946 году Багаев имел возможность быть рядом с видным партийцем из окружения Сталина, министром по внешней торговле и пищевой промышленности Анастасом Ивановичем МИКОЯНОМ (1895-1978), который приезжал в Павлодар для ознакомления с ходом строительства тогда секретного объекта – стройки № 18, о которым все узнали в декабре 1946 года как о заводе сухого молока (потом гормолзавод). Он встретился с ним в районе завода «Октябрь». Впоследствии этот случай лег в основу картины И. В. Лагутина «Микоян в Павлодаре».

Годы работы в Павлодарском музее для Багаева – это его вся жизнь, это было его детище. С каким трепетом он принимал детишек в музее, лелеял свое поприще, болел душой за всякие проделки и недостатки. Особенно торжественно он принимал в музее высоких гостей: в 1952 году встречал известного казахского писателя Сабита МУКАНОВА (1900-1973), который подарил музею свою книгу «Сыр-Дарья»; в 1955 году встречал в музее и приглашал к себе домой известного московского писателя-драматурга и нашего земляка, дважды лауреата Сталинской премии Анатолия Алексеевича СУРОВА (1910-1987) вместе с заслуженным учителем Казахской ССР Павлом Николаевичем ЛЕБЕДЕВЫМ (1878-1955); в июне 1958 года встречался и беседовал с видным казахским академиком и писателем Мухтаром Омархановичем АУЭЗОВЫМ (1897-1961), посетившим третий раз Павлодар.

Багаев постоянно держал письменную связь со многими учеными Казахстана того времени, особенно с академиками К.И. Сатпаевым и А. Х. Маргуланом, с омским ученым Д. Фиалковым, с карагандинским краеведом Л.Ф. Семеновым, с работниками Центрального музея Казахской ССР, с музеями городов Омска, Барнаула, Акмолинска, Новосибирска, Свердловска, Тобольска, Семипалатинска.

В Павлодаре у Багаева было много близких ему по духу современников среди творческой интеллигенции – заслуженных артистов нашего областного театра – К. А. Струниной, З. С. Поджио и Н. Л. Козлова и заслуженных учителей города Н. Е. Алексеева, Г. Е. Ломоносова, И. Оспанова, Х.К. Шевченко и др.

Говоря о Павле Васильеве, Багаев знал, что после отъезда из Павлодара он стал известным поэтом. А когда он, 24-х летний молодой литератор с женой Галиной Вяловой приехал в Павлодар в 1933 году, встретился с Багаевым, который подарил ему часть семейных фотографий. Но потом, через четыре года, имя поэта было вычеркнуто из списков литераторов СССР на целых 20 лет. Но Багаев помнил о Васильеве, и когда в 1956 году прошла полная реабилитация многих творческих работников, в том числе и Павла Васильева, он сообщил об этом новому работнику редакции газеты «Павлодарская правда» Сергею Алексеевичу МУЗАЛЕВСКОМУ (1928-2000). Он тогда спросил журналиста: «Знаете ли вы такого поэта Павла Васильева?» На что Музалевский ответил: «Нет, не слышал, я знал московского поэта Сергея Васильева, автора трилогии «Портрет партизана». «Так вот, Павел Васильев – репрессированный поэт, родом из Казахстана, из Павлодара, он был расстрелян в 1937 году, его имя надо восстановить для Павлодара», – сказал тогда Багаев Сергею Музалевскому. Так Багаев дал толчок, а Музалевский стал раскручивать механизм поиска, списался с московскими писателями, те дали адреса родственников и друзей поэта, вскоре освободилась из заключения жена поэта Вялова-Васильева, которая приехала в Павлодар в 1964 году и показала дом, где жил Павел Васильев. Но это уже было после смерти Багаева. При жизни Багаева родилось литературное объединение, названное в 1957 году именем Павла Васильева, и первым его председателем стал поэт и журналист С. А. Музалевский, чье имя выбито на мемориальной доске, установленной на Доме-музее Павла Васильева в 2001 году.

Последние годы жизни Багаева были связаны с освоением целины, с пуском железной дороги Акмолинск-Павлодар, с началом индустриального развития Павлодара, с появлением в Павлодаре первых многоэтажных домов. В эти годы он встречается с первоцелинниками, первостроителями индустриального Павлодара, с Героями Социалистического Труда - В. С. Выдриным, М. Ф. Возным и др.

Д. П. БАГАЕВ не забыт в Павлодаре. Его именем названа улица в 1991 году в пос. Лесозавод, установлены две мемориальные доски – первая установлена в 1989 году на доме, где жил фотомастер, вторая – в 1990 году на здании бывшего краеведческого музея (обе на улице Ленина). В 2001 году был открыт Дом-музей фотографа Д. П. Багаева в его доме, где он прожил 47 лет, через год во дворике был установлен бюст Д. П. Багаева работы местного скульптора Какена Темиргалиева.

На могиле Багаева (Пахомовское кладбище) имеется обелиск с памятной доской. Пришло время издать хорошую книгу о Д. П. Багаеве, которая стала бы литературным памятником знаменитому фотомастеру Павлодарского Прииртышья, и следовало бы присвоить ему посмертно звание Почетного гражданина Павлодара.

Э. Д. Соколкин,

историк-краевед, Почетный гражданин Павлодара

НЖ№37, 18.09.14

Подробнее ...

Новый «Орион»

  • Опубликовано в Мир

В Павлодарском художественном музее открылась грандиозная фотовыставка. Более 300 работ представили 23 автора народного фотоклуба «Орион». Ретроспективная экспозиция посвящена 10-летию со дня возрождения легендарного творческого объединения. Свои цветные и черно-белые снимки на ней представили три поколения павлодарцев.

Фотоклуб «Орион» был организован в 1970 году. Тогда постигать мастерство светописи в свободное от работы время собирались неравнодушные  и жадные до впечатлений любители художественной фотографии. Это были люди самых разных профессий. Но любовь к фотографии осталась с ними на долгие годы. И даже когда в 90-х клуб переживал не самые лучшие времена, энтузиасты все равно проводили фотовыставки и собирались, чтобы обсудить работы членов клуба. 2004 год можно назвать датой возрождения нового «Ориона». Об этой истории и рассказывает экспозиция.

- Юбилейная выставка народного фотоклуба «Орион» говорит о втором рождении объединения, - сообщила в приветственной речи  на вернисаже заведующая отделом выставок областного художественного музея Майя Хусаинова. - История фотографии нашего города уникальна. Вспомним наследие краеведа Дмитрия Поликарповича Багаева. Позже эту традицию переняли Артур Меттус и Едыге Ниязов. Они смогли увлечь за собой, сохранить и разжечь интерес к фотографии. Были у «Ориона» и трудные времена, был период безвременья. Но 10 лет назад фотоклуб воспрял духом.

Сейчас в клубе много новых лиц. И даже те, кто уехал из Павлодара в Италию, Великобританию, Россию, продолжают поддерживать связь с «Орионом», участвуют в выставке.

- Каждый автор по-своему интересен, - говорит председатель фотоклуба «Орион» Владимир Высоцкий. - И каждый показывает то, что из себя представляет, показывает свою душу. И зритель может видеть, какие у нас интересные люди. Вы знаете, что я пишу для каждой орионовской выставки посвящение:

Проходят дни, а годы ланью мчатся.

А в коллективе год – за пять летят.

И если сосчитать их постараться,

Получится, что мне плюс 50.

Промчатся годы. В цифровых альбомах

Листая электронные страницы,

Я осознаю – в рассужденьях промах:

Мне с «Орионом» будет минус 30.

Кто-то из орионовцев нового поколения уже нашел своего зрителя. Например, работы Александра Борщева с видами Павлодара полюбились многим горожанам. Его работы, популярные в интернете, на выставке можно увидеть вживую. Сами орионовцы говорят, что именно то обстоятельство, что в клуб постоянно приходят новые люди, и сохраняет традиции. Таким образом происходит передача тех крупиц знаний, которые не купишь ни за какие деньги.

- Многие из молодых авторов боятся идти в фотоклуб, опасаясь «диктата», - объясняет молодой фотограф Илья Величко. – Но фотоклуб – это не армия, можно все делать все по-своему. Все фотографы, в любом случае, снимают так, как они хотят. Но необходимо настоять на своем авторском взгляде – это важно.

А старейшина павлодарской фотографии Борис Краснянский отметил, что именно новизна привнесла в фотоклуб эстетическое и духовное соревнование. Новые авторы показывают свой взгляд на сегодняшнюю жизнь.

- Интерес к быту, бытию, природе настолько откровенный и очевидный, что подчас объяснять, что хотел сказать автор, просто не нужно – все это видно. Желаю, чтобы эти чувства, переданные авторами, коснулись вашей души и разума, - сказал Борис Краснянский.

Выставка нового «Орион», несмотря на легкость и простоту восприятия, это историческая прогулка. Здесь и старые фотографии, и работы сегодняшних молодых авторов. Но объединяет их то, о чем говорил Едыге Ниязов: «Бытует мнение, что подлинное искусство рождается в муках. Это не так».

Ирина КОВАЛЁВА, фото автора, НЖ№36, 11.09.2014

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS
Assembled by Nebel