Menu

Дом для Маши

  • Опубликовано в Мир

 

Завершилась история о павлодарской девочке Маше, ставшей заложницей выяснения отношений между взрослыми. Почти два года мы следили за ее судьбой, и принимали участие в решении проблем ребенка, от которого отказались почти все родные. За это время было все: расставание с близкими, отчаяние, радость и снова страх и ужас. Круговорот из переездов – опекунская квартира и прабабушкина, приют, отчий дом, потом снова к прабабушке, и снова в приют. И вот, кажется, финал: Маша нашла свое место – в детском доме.

Машей мы назвали нашу героиню сами, изменив ее настоящее имя. Девочка лишилась матери – та, хоть и сейчас жива, променяла ее на бутылку. Бабушка, заменившая крохе маму, умерла. Двоюродные дед с женой, поначалу оформившие опеку, после отказались от девочки. Даже биологический отец нашелся, но после череды скандалов девочка в страхе сбежала из его дома. Только старенькая больная прабабушка остается для Маши самым близким человеком.

– В детдоме семейного типа воспитателей дети называют «мама» и «тетя», – рассказывает 82-летняя пожилая женщина о том, как устроилась на новом месте Маша. – Там шесть мальчиков и две девочки. Машенька живет в одной комнате с подружкой, названной сестренкой, которая тоже пошла в четвертый класс. Помогают взрослым по кухне и по дому. В общем, готовятся к обычной жизни. Маша говорит: я знаю, что ты болеешь, не переживай, мне здесь хорошо. За лето выросла, на папу стала похожа, он-то симпатичный мужик. Но почему-то сначала сам сделал документы об отцовстве, а потом на суде вдруг стал говорить, что она не его дочь. Ну, это его дело.

Так получилось, что у родни девочке было хуже, чем в казенном доме. Было присуждено ограничить папу в родительских правах на полгода. В октябре станет ясно, лишат ли его прав окончательно. За все время, пока дочь была в приюте, он навестил ее лишь раз. Сама девочка говорила, что не вернется туда, где ее обижают. И просила отправить ее в детдом.

– Правда, теперь еще проблемы, – продолжает прабабушка. – Отец не отдавал никаких документов. Маша ведь была под одной фамилией, а потом стала носить папину. Теперь в документах путаница, да и где они, я не знаю. За лето эту проблему не решили, пока девочка была в летнем лагере. Там ей, кстати, призы дали за активное участие. Она у меня такая способная – и танцует, и поет. Когда я у нее была, она мне пела «Спит станица». А сейчас ей книжки дали к школе, форму, ролики.

Столько раз мы в публикациях уже ставили точку в материале: когда удалось оставить девочку в городе, не отправлять ее в детдом в район. Или когда нашелся родной папа и забрал ее домой. И даже когда начались суды – должно было быть какое-то важное решение в жизни маленького человека. И вот – снова не точка, а многоточие, с которого начинается новая глава в рассказе о Маше.

Прабабушка Машеньки благодарит неравнодушных людей, кто помогал ребенку. Это и сотрудники приюта – директор Жанат Канафина, завучи, медсестры, воспитатели. Особо трепетно прабабушка отзывается о Зауреш Калиевой, завсектором опеки и попечительства Павлодарского горотдела образования, которая немало сделала, чтобы спасти Машу.

– Теперь я спокойно сплю – никто Машеньку не обижает, все хорошо о ней отзываются, – говорит прабабушка. – Но все равно, обидно и страшно, что у нее есть родная мать, которая, по сути, «пропила» ее. Она мне как-то звонила, у нее сожитель умер. Я ей говорю: «Почему ты не спросишь о дочке? Ее в детдом отправляют!». А она положила трубку…

…А Маша постоянно спрашивает прабабушку о маме. Мол, может, она опомнится, может, не будет пить? Та только разводит руками: наверное, она уже не остановится, и не вспомнит о родном ребенке. Шанс исправиться женщине давали не раз – даже родительских прав не лишали несколько лет, пока руки совсем не опустились от отчаяния. Сейчас девочка пишет в детдоме стихи. О любимой прабабушке, которая вырастила ее, как родную дочь. И о маме.

«Был восход и был заход.

Был закат и был рассвет.

Была мамочка родная,

А теперь ее и нет.

Ну, куда ж ты делась, мама!

Ты пропала без следа.

Не вернуть тебя уже

Никогда. Никогда».

 

Ирина КОВАЛЁВА, НЖ № 35, 04.09.2014

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS
Assembled by Nebel