Menu

Ода Омску

  • Опубликовано в Мир

Фотовыставка о городе на Иртыше открылась в Павлодарском мемориальном доме-музее Д.П. Багаева. Об улочках и проспектах старинного города, о его жителях рассказывает фотохудожник, воспевающий Омское Прииртышье, – Владимир Кудринский. В Омске уже состоялись выставки автора, приуроченные к его 70-летнему юбилею. В нашем городе Кудринский с экспозицией «Омск – город на Иртыше» побывал впервые. На выставке зарубежного фотохудожника представлены работы разных лет: портреты, пейзажи и самые сложные в исполнении – жанровые сценки из жизни наших соседей-омичей.

Владимир Федорович Кудринский – член Союза журналистов России, директор Омского отделения Союза фотохудожников России. Специальное образование получил в Омском технологическом техникуме. Фотографией занимается с 1969 года.


Творческие интересы: пейзаж, жанр, портрет, архитектура. Участник международных, всесоюзных и региональных выставок, дипломант и призер многочисленных фотоконкурсов. Автор 26 персональных фотоальбомов, в которых ярко представлена одна из главных тем в его творчестве – тема родного города Омска, а также во всей полноте отражены страницы истории и культуры Омского Прииртышья. Работы Владимира Кудринского хранятся в коллекциях музеев Омска и в многочисленных частных собраниях России и за рубежом.
 Автор подарил багаевскому музею два своих фотоальбома. А музейщики вручили гостю диск о краеведе Павлодарского Прииртышья и о его уникальном доме. И традиционный похвальный отзыв, который оформлен в стиле Багаева. Его получают все авторы, выставлявшиеся в музее фотографа и краеведа в Казахстане – единственном сохранившемся за Уралом с начала прошлого века. В двух залах багаевского дома автор представил цветную и черно-белую эстетику Омска.


– Мне в прошлом году посчастливилось побывать на 300-летии Омска, – выступил на вернисаже павлодарский журналист, фотограф Владимир Бугаев. – Глядя на работы омского автора, я снова возвращался в этот прекрасный город. Только что завершилась масштабная фотовыставка Владимира Кудринского с работами большого формата в музее Врубеля в Омске. Эта выставка, я считаю, – дань уважения советской черно-белой фотографии. Мы все ее воспитанники. Это буйство света, тонкие градации серого, высоты контрового света и звенящее серебро. Ко многим работам на этой выставке проникаешься сразу. Есть журналистский, высший фотографический жанр standalone – и они действительно самостоятельные, говорящие сами за себя. И спасибо автору за черно-белый портрет мастера светописи Бориса Чигишева – я помню, когда он приезжал к нам в Павлодар в 1985 году на фестиваль детской фотографии. Наши города стоят на одной реке. Нас связывает Иртыш, связывает история, семейные и дружественные традиции. И самое главное – люди. Одна из важных черт этой выставки – замечательные портреты. Ведь, представляя город, его архитектуру и памятные места, всегда хочется посмотреть: а что за люди там живут? Здесь показано самое сложное в фотографии – искусство видеть. Смотрим-то мы все, но не все видим. А Владимир Кудринский помогает найти в общей картине закономерность, важную деталь. За это ему спасибо!


На вернисаже в багаевском доме традиционно звучала музыка. Для присутствующих пела павлодарская исполнительница Клавдия Кузьминская. Сюрприз подготовил и гость из Омска – для посетителей выставки спел летописец Омского региона Владимир Кудринский.
– Я бывший певец эстрады. Мечтал стать большим певцом, подражал Муслиму Магомаеву. Мальчишкой из деревни приехал в город, растерялся – наборы в профтехобразование закончились. И я стал строителем.
– Владимир Федорович, но в итоге сильнее оказалось стремление к искусству: к вокальному и к фотографии?
– Зачатки интереса в певческой области передались от матери, она пела. А отец, которого я не знал, был художником. И меня в деревне звали уличным певцом – я выходил на улицу и пел, всегда пел и в школе выступал. И, хотя думал о певческой карьере, я рад, что полностью отдался фотографии. Певцом быть сложно. Я коснулся этой жизни: это самоотречение, гастроли, разные визиты. А фотохудожник – сам себе хозяин. Он виден только на выставке или при издании альбомов.
– За него говорят его работы?


– Конечно. Люди смотрят на мои фотографии. А на вернисажах еще меня просят спеть – и у публики совсем другая реакция.
– Вы в буквальном смысле воспеваете город!
– Журналисты пишут: «У Кудринского фотографии – как песни». В моих снимках нет сухости, но много лирики и любви. Наверное, город все-таки так воспринимает человека, который любит его. Это обратная связь.
– На фотоснимках, которые у нас представлены, каждый кадр не просто показывает место в городе, а рассказывает какую-то историю.
– Это отмечают посетители моих выставок. На прошедшей недавно персональной экспозиции в Омске в музее Врубеля одна посетительница побывала со мной на вернисаже, а потом сказала: «Владимир Федорович, я после приду сюда одна. Мне нужно окунуться в это творчество, побыть наедине с работами».
– Чтобы прожить каждый кадр?


– Да. Ведь черно-белая фотография помогает человеку размышлять. Цветность отсекается – и восприятие совсем другое. Я люблю черно-белую фотографию, мы выросли на ней и понимаем ее. Сейчас молодежи сложнее воспринимать ее, это ведь определенный уровень знаний. Цвет и яркость завораживают, но черно-белые кадры показывают светопись. Я работал на такой же камере (показывает на фотоаппарат Дмитрия Поликарповича Багаева 1907 года в музейном павильоне – авт.). Сам ставил свет – это нечто особенное. Учился по альбомам Напельбаума. Учился у Чигишева, Фрумгарца, Савина – старая школа многое дает. Это лаборатория, красный свет, проявка, ретушь – и школа известных фотомастеров. Всякий, кто решил посвятить себя фотографии, должен полностью отдаться этому призванию. Нужно общаться и получать знания у профессионалов.
– А какой смысл вы вкладываете в свою фотографию?
– Я всегда хотел приравнять фотографии к художественному произведению.
– Как вы думаете, проще сейчас стать фотографом?
– Мне часто еще задают такой вопрос: что лучше – цифровая фотография или негативы, пленочная фотография? Я считаю, самое главное – картинка. Если зрителя захватывает картинка, то неважно, как это сделано. Только критики и специалисты будут считать пиксели. А я сразу вижу художественность, законченность, композицию кадра – я так мыслю.
– Ваши работы экспонируются в Павлодаре в музее Багаева – это музей фотографии и фотографа-краеведа. Вам как автору исторических работ за многие десятилетия Омска поступают предложения поделиться своим архивом?


– Если ты живешь в одном городе и ведешь фототеку города, это будет востребовано. Это летопись. Я сотрудничаю с музеями Омска: городскому музею «Искусство Омска» подарил 10 тысяч фотографий, в другом музее выставку буду открывать. Экспонировались и старинные фотоаппараты из моей личной коллекции, их более 250. Это уже традиция – семейная. Бабушка моей супруги, дворянка Зоя Жданова была первой женщиной-фотографом в Омске, еще до революции 1917 года. Муж ее, Сергей Жданов, был знаменитым судьей. А эмансипированная дама имела фотостудии и павильоны.
– Вы пишете в портретах историю Омска уже много лет. Изменились ли лица у горожан?
– Да, изменились. И не я один это замечаю. Раньше лица у людей на улице были более приветливые и открытые! Видимо, сегодняшние экономические ситуации, поток негатива по телевидению и в интернете накладывают отпечаток и на лица людей.


– Вы состоялись как фотохудожник. Что это для вас значит?
– Когда находишь себя в жизни – это такое счастье! Надо любить свою профессию. Я хожу с кофром фототехники в 16 килограммов каждый день – ведь есть кадры, которые вы никогда не повторите. Я люблю вырвать кадр из жизни, а не снимать в студии. Я люблю свой город, свой край. Хотя 4 раза уезжал и жил в других городах. Но снова возвращался в Омск. И, видимо, город, к которому я отношусь с трепетом и любовью, тоже относится ко мне с теплотой.
Ирина КОВАЛЁВА, фото автора, «Наша Жизнь» №41, 19.10.17

Подробнее ...

Пассионарии семьи Шаниных

  • Опубликовано в Мир

В рамках юбилейной даты – празднования 125-летия режиссера, драматурга, одного из основателей казахского национального профессионального театрального искусства, народного артиста КазССР Жумата Шанина – в Павлодарской области в этом году запланировано проведение 80 мероприятий. Это спектакли и айтысы, выставки и научные конференции, творческие встречи и концерты симфонической музыки. Также имя Жумата Шанина решено присвоить селу Куркели Баянаульского района. О трагической судьбе репрессированного первопроходца театра Казахстана и о силе семейных традиций славной династии Шаниных я побеседовала с внучкой драматурга – актрисой Райхан Касымхановной Шаниной.

1 октября в ГДК имени Естая прошел концерт симфонического оркестра Павлодарской областной филармонии им. Исы Байзакова. На сцене выступил лауреат международных конкурсов, скрипач из США Арман Мурзагалиев – правнук Жумата Шанина. А в зрительном зале за скрипичной игрой сына наблюдала его мама – Райхан Шанина, внучка прославленного основоположника казахского театра.


Биография Жумата Шанина – пример постоянного интереса, жажды новизны, учебы и развития, проб и воплощения замыслов в реальность. Жумат Тургунбаевич Шанин родился в 1892 году в Баянаульском районе, в семье бедняка, – пишут энциклопедии. Будущий режиссер и драматург не раз бывал на Кояндинской ярмарке, где наблюдал разные виды искусств, народное творчество. К слову, под руководством дяди освоил игру на домбре. В 20 лет перебрался в Омск, где учился и работал бухгалтером. В Омске Шанин познакомился с театром. Там же произошло знакомство с Сейфуллиным, Нурмаковым и Серкебаевым.


После призыва на фронт вернулся домой лишь в 1917 году. Работал в партийно-советских органах Каркаралинска, Павлодара (в 1921–22 годах был членом Павлодарского уездного комитета), Зайсанa (председателем уездного исполкома) и Семипалатинска (членом исполкома и членом ЦИК КАССР, а также на других ответственных постах).
20-е годы ХХ века – время прорыва, экспериментов, новаторства. В Семипалатинске Жумат Шанин руководил труппой «Ес-аймак», поставил свою первую пьесу «Аркалык батыр», написанную на основе народных сказаний, драму «Красные соколы» С. Сейфуллина. «Во многом Жумат Шанин был первым: возглавил созданный им первый Казахский театр драмы, стал первым народным артистом КазССР, в постановке «Аркалық батыр» дебютировал сразу в трех ролях – как режиссер, актер и драматург», – отметил в выступлении на научно-практической конференции памяти Шанина профессор Нурлан Ержанов.
В 1925 году Жумат Шанин стал директором и художественным руководителем Казахского театра драмы. В 1926–1932 годах осуществил постановки национальной и классической драматургии.
– Представьте только, в 1927 году дед едет в Москву со своей маленькой труппой для участия в этнографическом концерте. Тогда казашкам нельзя было становиться актрисами, и, чтобы спектакли состоялись, актеры и режиссеры подключали к работе своих жен, как более прогрессивных женщин. В Москве дед и проникся этим великим искусством – театром. Когда дедушка встретился с Константином Сергеевичем Станиславским, тот после долгих бесед сказал ему: «Вас никогда не забудут, вы – пионер великого искусства для целого народа». Все, что стало потом – это уже развитие, надстройка. А основание возвел Жумат Шанин, – говорит Райхан Шанина.
Постановки получили высокую оценку на Декаде казахской литературы и искусства в Москве. До 1936 года Шанин являлся художественным руководителем музыкального театра (ныне Государственный академический театр оперы и балета им. Абая). В 1936–1937 годах участвовал в создании Уральского музыкально-драматического театра, который сам и возглавил. Написал несколько пьес.
– Если бы дед остался жив и не был расстрелян, думаю, произошел бы новый виток развития казахского театра, – считает Райхан Шанина. – Человек передовых взглядов, он, казалось, совершал неимоверные вещи. Что значит в 20-е годы ХХ века поднять и создать театр в Киргизии! Оттуда он привез в Казахстан Рудковского и открыл русский драматический театр. И это помимо того, что он открыл драматический театр в Казахстане – театр оперы и балета. Составляющих спектакля много: оркестры, танец, балет, музыка, хор, пение и другие. Все эти стихии Жумат Шанин объединил, дал вектор развития. И каждое из этих направлений пошло своей дорогой, стало набирать силу и расцвело.


Судьба его трагична. Он был незаслуженно оклеветан. И в феврале 1938 года вместе с выдающимися казахскими деятелями – Сакеном Сейфуллиным, Беимбетом Малиным, Ильясом Жансугуровым – расстрелян.
– Только спустя многие годы нашли массовые захоронения под Алматой, в поселке Жангалык. Там вместе с другими четырьмя тысячами невинно убиенных и неизвестных людей покоится и наш дедушка. А ведь это были пассионарии! Это двигатели прогресса, движимая сила истории. Они не думали о себе. И несли эту силу самопожертвования во благо других. Вдумайтесь, они ушли из жизни в самый творческий расцвет, в возрасте 40 с небольшим лет! – говорит Райхан Шанина.
В своей книге воспоминаний «Театр – моя судьба» народный артиста КазССР Капан Бадыров пишет о Жумате Шанине, как о примере в работе. Именно так его воспринимали люди, стоявшие вместе с ним у истоков театрального искусства Казахстана.
«Жумат Шанин стал известен в казахских степях в самом начале века, когда он организовывал в аулах кружки художественной самодеятельности. Где бы ни находился Жумат Тургунбаевич, он устраивал молодежные вечера, на которых юноши и девушки состязались в умении петь, играть на домбре. Вокруг него уже в те годы кипела и бурлила жизнь. Я хорошо знаю о молодых годах Шанина по его рукописи, которую он в 1935 году давал мне читать. Рукопись имела громадное название – «История Театра». В первых двух главах Шанин делал обозрение, в котором рисовал картину образования кружков самодеятельности в аулах в дореволюционный период. Он подробно рассказывал, чем занимались ее участники, которые ставили спектакли и концерты, как постановки принимались зрителями. Было отрадно видеть, что молодежь активно откликалась на то или иное событие, имевшее определенное значение в жизни степняков.
Жумат Тургунбаевич не упустил из виду ни одного театрализованного представления, которое организовывалось в то время в Павлодаре и Семипалатинске. С первых же строк рукописи становилось очевидным, что писал ее человек увлеченный, влюбленный в искусство, твердо верящий в неиссякаемый талант народа.
В третьей главе Жумат Шанин разбирал спектакли, поставленные на сцене Казахского театра драмы за последние пять-шесть лет. Он не только отмечал успехи и неудачи какой-либо работы и выявлял причины этого, но и учил, как избежать новых ошибок. И все это он рисовал на фоне тех громадных задач, которые стояли тогда перед молодым театром, призванным внести свою лепту в искусство».
В своей книге Бадыров отмечает, что рукопись так и не увидела свет, хотя актуальность имела бы и сейчас. Также автор книги говорит, что соратников Шанина поражала его неуемная энергия и работоспособность.
«Будучи сам разносторонне образованным человеком, Жумат Шанин требовал и от людей, окруживших его, чтобы они работали с полной самоотдачей, учились и повышали свой профессиональный уровень. Он любил людей талантливых, но особенно был влюблен в людей многогранных, эрудированных в различных областях искусства и культуры. Сразу же после того, как театр переехал в Алма-Ату, Жумат Шанин привлек композиторов Л. Хамиди и Д. Ковалева к работе в нем. Они некоторое время преподавали артистам музыкальную грамоту, и мы, все до единого, должны были посещать занятия по музыке.
Концерты, которые организовывал Жумат Шанин, всегда отличались интересным, со вкусом подготовленным репертуаром. На концертах выступали солисты, дуэты, домбристы, скрипачи, играл инструментальный квинтет, пел хор. В программе вечера отводилось много места выступлениям чтецов, юмористов, мастеров оригинального жанра. Надо сказать, что не было такого вида и жанра искусства, каким бы не увлекался Жумат Шанин», – пишет Капан Бадыров.
Стремление к творческому прорыву передалось всем родным Жумата Шанина. Тут, конечно, можно порассуждать и о наследственности. И о живом примере воспитания – когда образ жизни не предполагает ничего, кроме служению искусству. Бадыров поясняет: «Надо сказать, что вообще семья Шаниных сделала очень многое для развития казахского искусства. Жена Жумата Шанина Жанбике Шанина была замечательной актрисой. Его братья и дети все до единого стали видными деятелями искусства. Сын Раупбек Шанин – один из первых казахских скрипачей, другой сын – Касымхан – стал режиссером, актером театра и кино. Младший брат Жумата Тургунбаевича Акиш Шанин был артистом, удостоен звания заслуженного артиста Казахской ССР, жена его Макиш – тоже заслуженная артистка Казахской ССР. Дети Касымхана Шанина продолжают дело отца и знаменитого деда – Райхан Касымхановна Шанина была актрисой кино, а Булат Касымханович Шанин стал театроведом, был актером театра и кино. Драматург и режиссер Атыгай Шанин ныне работает в Какаралинском народном театре. Кстати, актрисами стали его жена Хафиза Шанина и их трое дочерей – Райхан, Фая, Раушан. Там же работает актрисой Марзия Тлеубекова – сестра жены Жумата Тургунбаевича Шанина».
Наследница творческой династии Райхан Шанина говорит, что серьезное, вдумчивое отношение к себе и людям поможет воспитать молодежь в традициях культуры и нравственности. Сегодня сохранить и передать это наследие стало возможным.


– Благодаря президенту Казахстана сейчас очень своевременно реализуется программа «Рухани жангыру», – говорит Райхан Шанина. – Это возрождение духовности, нравственной составляющей нашей жизни. Тема очень актуальная. Многие люди сейчас не помнят, не знают своих предков. Но ведь наша культура взялась не из небытия, из ниоткуда – она появилась благодаря людям, пионерам дела, чьи имена нужно знать и помнить. Как сегодня передать новому поколению эстафету – это пламя, которое заставляло пассионарные личности самоотверженно идти к своей цели? Наверное, вот такими мероприятиями и нашими воспоминаниями. Ведь наши деды долгое время боялись, не поднимали многие темы. И страх этот – очень глубоко. Старики не говорили. А нам всегда хотелось знать. Время было очень сложное, но сейчас, я считаю, нужно открывать эту информацию. И воспитывать молодежь, воспитывать в нравственности. А музыка – универсальное средство. Музыка объединяет! Как мама музыканта могу сказать, что традиции семьи и память о дедушке мы всегда старались сохранять. Хотя сейчас кажется, что все разговоры о нем было кулуарными. Но с взрослением моих детей тема наследия семьи, культурного воспитания поднималась еще больше. Мне очень радостно, что в их сознании это осталось. Наверное, все начинается с семьи. И каждая семья должна, как ячейка общества, в воспитании детей видеть основу важной для общества работы.
Южно-Казахстанский областной драматический театр в Шымкенте ныне носит имя Жумата Шанина. А в этом году проводятся юбилейные мероприятия, посвященные его памяти, – в том числе и на родине нашего прославленного земляка. Пришло время открыть все архивы, уверена Райхан Шанина. И воздвигнуть памятник Жумату Шанину, чтобы увековечить его память и отдать должное человеку, сделавшему неоценимо многое для театрального искусства Казахстана.

Ирина КОВАЛЁВА, фото автора и предоставленные Райхан Шаниной, «Наша Жизнь» №40, 12.10.17

Подробнее ...

Пятнадцатый сезон музыки

  • Опубликовано в Мир

1 октября симфонический оркестр Павлодарской областной филармонии имени Исы Байзакова под руководством Болата Рахимжанова открыл свой 15-й сезон. Впервые за эти годы концерт совпал с Международным днем музыки. Также оркестранты поздравили музыкальной программой учителей с профессиональным праздником, который тоже отмечался в этот день. И людей старшего поколения – с днем молодой мудрости – Днем пожилого человека. Но самым главным поводом для концерта стала знаменательная дата, празднуемая по всему Казахстану: 125-летие создателя профессионального театра в Казахстане, драматурга, актера, режиссера Жумата Шанина.

Оркестр подарил горожанам новую программу с участием именитых гостей. За дирижерским пультом в этот вечер стоял маэстро из Италии – Леонардо Куадрини. Напомним, 2017 год – праздничный во взаимоотношениях наших стран: отмечается 25-летие установления дипломатической миссии Италии в Республике Казахстан. И этот концерт – один из серии выступлений итальянских солистов и дирижеров на павлодарской сцене в нынешнем году.


– Леонардо Куадрини учился музыке в Неаполе. Но, как он сам отмечает – «я учусь музыке 20 лет». Талант Куадрини многогранен. Он владеет массой музыкальных специализаций: он дирижер симфонического оркестра, хормейстер, пианист, органист, специалист по старинным инструментам, и импресарио, – рассказывает музыковед Павлодарского симфонического оркестра Наталья Землякова. – Леонардо Куадрини – художественный руководитель десятка фестивалей и сотни концертов по всему миру. Гастрольный график Куадрини расписан по часам. Он режиссер, который ставит и дирижирует оперные спектакли, и тоже не только в Италии. Его стихия – массовые вокально-драматические произведения, ведь он хормейстер. Он дирижирует ораториями Гайдна, Вивальди, реквиемами Моцарта, Верди, «Кармина Бурана» Орфа. Для павлодарцев маэстро приготовил программу танцев композиторов-романтиков.
А начало концерта он решил сделать незабываемым: впервые в Павлодаре прозвучала музыка итальянского композитора Мартуччи «Ноктюрн. Опус 70». Под сводами Городского дворца культуры музыканты исполнили концерт для скрипки с оркестром ре-минор Феликса Мендельсона Бартольди. И если бы не рассказ специалистов, слушателям было бы невдомек, что это зрелое произведение написал ребенок. 13-летний мальчик посвятил музыку своему учителю Рицу, который обучал Мендельсона скрипичной игре. На павлодарской сцене этот концерт из трех частей исполнил, показав свое виртуозное мастерство, гость из США – Арман Мурзагалиев.
– Арман Мурзагалиев учился в Алматы, затем в Московской консерватории, а после уехал в Америку вслед за своим преподавателем. Он живет в США и гастролирует по всем странам. Его характеризуют, как очень глубокого музыканта. Он очень любит играть и любит делиться этой музыкой. При этом не придерживается каких-то рамок и старается представить мир музыки шире. Репертуар его потрясает – он исполняет сложную для прослушивания, но благодарную в понимании музыку Шнитке, Пярта, Мессиана, Бартока. Он создал три «Реми», а в Алматы уже три года проходит основанный им фестиваль Forte music fest с участием мировых звезд, где представляются неординарные программы, – знакомила с творческой биографией гостя павлодарскую публику Наталья Землякова.


И еще Арман Мурзагалиев – правнук Жумата Шанина. Основатель культурной казахской династии театральных и музыкальных деятелей Жумат Шанин в начале 20 века создал казахстанский театр в том понимании, в каком он существует сейчас. Помимо того, что он был режиссером, актером и драматургом, он был импресарио – и умел видеть таланты. Там, где появлялся Жумат Шанин, будто бы аккумулировались художники, актеры, музыканты, и создавались театры. Шанин был знаком с Константином Станиславским, и тот сказал: «Вас будут помнить». Масштабные мероприятия памяти Шанина проходят по всей республике. Для Павлодарской области это значимое событие, ведь Жумат Шанин – уроженец богатого на таланты Баянаула.
Когда поступило предложение выступить на родине прадеда, Арман Мурзагалиев отменил концерты в Алматы, изменил свой гастрольный график и прибыл в Павлодар. Этим выступлением он отдает дань памяти и уважения своему предку, сделавшему так много для искусства Казахстана. Внучка Жумата Шанина и мама Армана Мурзагалиева – актриса Райхан Касымхановна Шанина тоже присутствовала на концерте, посвященном памяти ее деда. Интервью с ней о трагической и полной самопожертвования судьбе первооткрывателя казахстанского театрального искусства и о традициях династии Шаниных читайте в следующем номере.
…В этой программе танцевало все: звук и свет, руки музыкантов. Эдвард Григ с «Норвежским танцем», «Два славянских танца» Дворжака, Иоганес Брамс со своими знаменитыми и зажигательными «Тремя венгерскими танцами». И сам маэстро Куадрини двигался по сцене и будто направлял руками пластичные, почти осязаемые потоки музыки. Леонардо Куадрини со сцены признался, что не ожидал такого высокого уровня от нашего оркестра. И также добавил, что с павлодарскими музыкантами теперь смогут познакомиться и итальянские зрители. Это выступление – пробный урок перед турне: наш симфонический оркестр отправляется с гастролями по Италии во время рождественских каникул.
А в зале накал драматизма – в овациях публики и серии ложных финалов. Оркестрантов и гостей зрители не отпускали со сцены. И требовали выступления на бис. Арман Мурзагалиев отметил, что такой концерт не может закончиться, как обычные концерты. Одну из пьес он посвятил музыкантам оркестра, которые делают все, чтобы творческая жизнь Павлодара была на должном уровне.


Другая идея родилась спонтанно и в полной мере воплотилась на павлодарской сцене: маэстро Куадрини выступил в качестве не только дирижера, но и пианиста в произведении эстонского композитора Арво Пярта «Зеркало в зеркале». Арман Мурзагалиев в одном из интервью признался «Скрипка и смычок – это моя душа». И в произведении Пярта он солировал, говоря о самом сокровенном – негромко и проникновенно. Эту музыку он посвятил памяти Жумата Шанина.
Ирина КОВАЛЁВА, фото автора, «Наша Жизнь» №39, 05.10.17

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS
Assembled by Nebel