Menu

Дело жизни

  • Опубликовано в Мир

«Я знаю, что историю не будут писать без фотографий»

Д.П. Багаев

 

23 июля исполнится 58 лет со дня смерти Дмитрия Поликарповича Багаева - краеведа, летописца Павлодарской области, основателя Павлодарского областного историко-краеведческого музея им. Г.Н. Потанина. Первый профессиональный фотограф Павлодара, оставивший после себя уникальную коллекцию исторических фотографий об этнографии казахского народа начала 20 века, архитектуре старого Павлодара. Им же запечатлены годы ВОВ в жизни павлодарцев, целинная эпопея, живописные пейзажи степных просторов и причудливых гор Баянаула и великое множество семейных снимков, сделанных в павильоне.

 

Д.П. Багаев родился 5 сентября 1884 года в деревне Туманы, Вятской губернии, в бедной крестьянской семье. Здесь же прошло его детство. Он рано лишился отца, и с девяти лет ему пришлось идти работать. В пятнадцатилетнем возрасте Дмитрий прибыл в Павлодар. За плечами юноши было пять классов начальной школы и огромная мечта стать художником. Работает сначала рассыльным в горнопромышленном обществе, затем писарем в конторе купца А. Дерова. Здесь у него появляется возможность научиться обращаться с диковинной по тем временам техникой – фотоаппаратом. В 1903 году Дмитрий едет в Омск. В Омске Багаев два года работает и обучается у профессионала Василия Коркина. Молодой фотограф был радушно встречен фотохудожником. Багаев увидел, как фотографическое ремесло в руках настоящего мастера становится искусством.

В 1905 году Багаев возвращается в Павлодар и открывает здесь первый профессиональный фотосалон. Вскоре каждый житель Павлодара будет считать за честь сделать памятный снимок в павильоне Дмитрия Багаева.

С 1911 года Багаев выступает на Всероссийских фотографических выставках. На Всероссийском конкурсе художественной фотографии в 1913 году ему была присуждена наивысшая награда того времени - «Гран-при». Позже становится членом-корреспондентом Западно-Сибирского отделения Русского географического общества.

Д.П. Багаев был разносторонней и увлечённой личностью. Он изучал историю, этнографию и культуру казахов. В своих дневниках фотограф писал: «Уникальный кочевой образ жизни казахов на наших глазах канул в вечность». Осознавая всю важность исторического момента, он совершает с фотоаппаратом путешествия по Павлодарской области. Багаев старался сочетать в снимках художественные и научно-познавательные достоинства. В работах застыли моменты повседневной жизни народа, их живые жесты и характерное выражение лица. Показал в снимках одежду, головные уборы, обувь, тончайшие ювелирные узоры, резьбу на шкафчиках и дверях юрты, процесс изготовления убранств юрты и многое другое. Ценность снимков заключается в их непосредственности, правдивости и документальности. В беседе со старожилами записывал народные легенды и сказания.

В 1930-1931 годах ОСОАВИАХИМ организовал научно-исследовательские, просветительские экспедиции вглубь степей Баянаульского района. Одним из организаторов и участником стал Д.П. Багаев. На страницах его дневника мы читаем: «…в течение 45 дней экспедиции мы побывали в Экибастузе и проехали по степным речкам «Чедерта» и «Улента», посетили самые глухие уголки области… С нами была кинопередвижка (первая в далёкой степи)… На нашу долю выпала честь первыми показать электролампочку Ильича и кинокартину «Счастливый червонец»… Я привёз до 700 негативов, сделал снимки еще не подвергавшегося культуре кочевого быта…»

В одной из экспедиций принимал участие известный художник-архитектор, специалист по орнаменту национальностей Евгений Клодт. После чего издательство «Искусство» в 1939 году выпустило цветной альбом «Казахский народный орнамент». В него вошли рисунки национального орнамента, вышивок, а также кочевой утвари, собранных в Баянаульском районе.

В экспедициях Багаев выступает не только в роли фотографа, но и становится краеведом-исследователем. Вот его запись о Баянаульской экспедиции, сделанная в путевом дневнике за 9 августа 1930 года: «Мы прибыли на большое и многоводное озеро Жарлыкуль. Озеро имеет больше 2-х километров длины и не менее 1-го километра в ширину. На северо-западной низменной стороне озера стоит прикочевавший аул из 14 юрт, на южном высоком берегу майкаинская рыболовная артель. На озере в изобилии водятся утки и другая дичь, а в озере рыболовная артель и прикочевавшие казахи ловят сетями большое количество карасей, достигающих величиной до 25 сантиметров.

Лето засушливое, но последние дни идут дожди. Отсюда хорошо видны Баянаульские горы, сегодня ненастье, они окутаны облаками…»

Все исторически значимые события, происходившие в эти годы в Павлодарском Прииртышье были отражены в его бесценных фотографиях. Одним из таких событий в Павлодаре стало открытие палеонтологического памятника природы «Гусиный перелёт».

На его снимках запечатлён рабочий процесс раскопок на «Гусином перелёте». Багаева очень интересовал Иртыш. Он подробно изучает все имеющиеся научные сведения по палеонтологии. Внимательно следит за проходившими здесь палеонтологическими экспедициями. Знакомится с директором палеонтологического института, профессором Юрием Александровичем Орловым.

Дмитрий Багаев осознавал важность изучения этого памятника. Подтверждением тому служит отрывок из его статьи в газете «Большевистский путь» за 1949 год: «К нашему сожалению, редко кто из павлодарцев обращает внимание на окаменевшие кости, встречающиеся в окрестностях города, и пока очень немногие по-настоящему оценивают то, что может открыться здесь внимательному взгляду».

В 1929 году все находки с «Гусиного перелёта» были увезены в Москву, но благодаря Багаеву в Павлодаре остался полный скелет лошади гиппарион, череп носорога хилотерия, фрагментарные остатки антилоп, жираф, гиен, страусов и других древних обитателей. Сегодня они представлены в Областном историко-краеведческом музее им. Г.Н. Потанина в зале палеонтологии.

С особой любовью он относился к природе. Как фотохудожника Багаева привлекает красота пейзажей Баянаула. В этот период он делает много художественных снимков. На них запечатлены природные объекты, с которыми связано множество легенд и сказаний. Это скала напоминающая голову сказочного персонажа Бабы-Яги, озёра Жасыбай и Торайгыр. Запечатлевает степные просторы и мирно пасущиеся табуны лошадей. С подлинно художественным вкусом вписанные в снимки ландшафты с прекрасно проработанным изображением Баянаульских скал и по прошествии восьми десятилетий воспринимаются  как искусные миниатюры.

В 1936 году он принимает активное участие в создании областного отделения Общества изучения Казахстана. Из дневников Багаева: «Задавшись целью дать что-либо полезное городу Павлодару мы с товарищем Семеняк (директором педучилища) обратились в райком и при его помощи добились организации Павлодарского отделения Общества изучения Казахстана». Работа по изучению края велась уже целенаправленно. В 1939 году Багаев принимал участие на краевой конференции Общества изучения Казахстана.

Летом 1941 года Багаев выезжает в Омск. Его цель – это сбор материалов по истории Павлодарского края в Омских музеях, работа в архивах. С этого момента он начинает работу в Омском областном архивном управлении. Здесь он делает конспекты из архивов Ямышевской комендантской канцелярии 1740 года, из книги указов, изучает и конспектирует географо-статистические словари.

В 1942 году осуществляется давняя мечта Багаева - создание в Павлодаре краеведческого музея. Он же становится первым директором музея. Огромный «фотобагаж», скопившийся к тому времени, стал основой экспозиции будущего музея. Из дневников Багаева: «…мною собраны материалы к истории Павлодарского края, подобранные в хронологическом порядке, освещая все этапы с глубокой древности до Октябрьской революции. Эти материалы составляют солидную рукопись…». Он полностью посвящает себя музейной работе. И уже в 1946 году двери новой экспозиции были открыты для посетителей.

В 50-х годах Багаев совершает поездки в города Свердловск, Новосибирск, Тобольск, где также работает в библиотеках, музеях и архивах. Собирает по крупицам ценные сведения по истории Павлодарского края. В Тобольске делает выписки из трудов П. Палласа, Георги и Фишера, держит в руках двухтомник «Истории Сибири» Ф. Миллера. В Омске делает выписки из трудов Фёдора Усова «Статистическое описание Сибирского казачьего войска». Смотрел он и такие издания как «Материалы для истории Сибири» Г.Н. Потанина, «Сибирь как колония» Словцова, «Киргизский край», «Азиатская Россия» и другие. Изучает печатные издания и газеты XIX-XX вв.

В 1952 году организовывает краеведческую экспедицию вдоль Иртыша до Железинки и обратно через Иртышск. На протяжении всего пути он делает записи об истории образования поселений, возникших на Иртыше. Даёт физико-географическую характеристику Иртыша, а также указывает места выходов на поверхность костей древних животных. Так был собран дополнительный информационный и краеведческий материал о районах области.

До конца своей жизни Дмитрий Поликарпович работал в должности директора Областного историко-краеведческого музея. В наши дни Павлодарский краеведческий музей входит в тройку лучших музеев Казахстана. Сегодня Дмитрия Багаева с уверенностью называют классиком казахстанского фотоискусства. Всю жизнь он посвятил делу создания документальной хроники Павлодарского Прииртышья. Коллекции снимков Багаева служат ценнейшим пособием для краеведов, историков, археологов, этнографов, палеонтологов, архитекторов. Фотографии мастера вошли в качестве иллюстраций в многочисленные книги по истории Павлодарского Прииртышья.

Надежда МАЙБА, специалист Дома-музея Д.П. Багаева, газета «Наша Жизнь» №29, 21.07.16

Подробнее ...

Лилия Лещинская. Откровение

  • Опубликовано в Мир

Окончание. Начало в «НЖ» № 46 от 19 ноября 2015 г.

В прошлом выпуске «Нашей жизни» мы начали рассказ о судьбе Лилии Фёдоровны Лещинской – одного из первых тележурналистов, стоявших у истоков Павлодарского областного телевидения. По окончанию филологического факультета Ленинградского университета им. Жданова Лилия Фёдоровна поработала учителем в Экибастузе, журналистом и редактором в сибирских газетах. 13 марта 1969 года она приехала в Павлодар, а на следующий день уже работала редактором в молодёжной редакции областного телевидения. Ей было 35 лет.

ОблТВ-1969

Весной 1969 года район Телецентра утопал в грязи. Широкая улица Лермонтова была ещё не асфальтированной. Лилия Лещинская, как и другие телевизионщики, добиралась до работы в резиновых сапогах, и мечтала о временах, когда цивилизация коснётся и этой части города. В те годы облкомитет по телерадиовещанию со всеми редакциями занимал первый этаж пятиэтажки по ул. Павлова, 11, а телестудия и монтажные находились через дорогу по ул. Дерибаса, 21.

Телецентр 70-х. Фото Н.Мохирева

Телецентр 70-х. Фото Н. Мохирева

Первым человеком, который встретил Лилию Лещинскую на телевидении, был председатель областного комитета по телерадиовещанию Павлодарского облисполкома Хамзе Махамбетович Токпанов. Он руководил с 1963 по 1986 годы, вплоть до выхода на заслуженный отдых. Благодаря стараниям Токпанова областное телевидение перешло с чёрно-белого формата на цветной и расширило вещание с 40 километров до всей Павлодарской области.

70-е. Строится цветной павильон. Фото Н. Мохирева

70-е. Строится цветной павильон. Фото Н. Мохирева

Телевизоров тогда было мало – один-два на подъезд, если не на весь дом. Поэтому по вечерам у голубых экранов собирались не только семьи, но и соседи, не имеющие телевизоров. Павлодарцы знали в лицо всех дикторов местного телевидения: Владимира Мошнова, Светлану Павелкову, Ларису Гуликову, Раису Капран, Нагиму Байдилову, а также редакторов, работавших в прямом эфире: Ольгу Иванову, Михаила Гапончука, Тамару Карандашову, Лилию Лещинскую, позже Зою Бутэрус, Валерия Сорокина, Михаила Касаткина, Владимира Дегтярёва и других. Это было время неизбалованных и заинтересованных, отзывчивых телезрителей.

1 мая 1977 г. Звёзды павлодарского телеэкрана: второй слева В. Мошнов, Р. Капран, Л. Лещинская, Н. Байдилова, Ш. Байгалина.

1 мая 1977 г. Звёзды павлодарского телеэкрана: второй слева В. Мошнов, Р. Капран, Л. Лещинская, Н. Байдилова, Ш. Байгалина.

В 1969 году главным редактором облтелевидения был Вадим Бороздин, выпускник ленинградского вуза, а старшим редактором молодёжной редакции, куда пришла Лилия Лещинская, Ольга Иванова. Здесь же работал молодой журналист Виктор Семерьянов, ныне известный павлодарский поэт.

1970 г. Молодёжная редакция. Ю. Банеев, О. Иванова, В. Семерьянов, Л. Лещинская, К. Хусаинова.

1970 г. Молодёжная редакция. Ю. Банеев, О. Иванова, В. Семерьянов, Л. Лещинская, К. Хусаинова.

За годы работы Лилии Лещинской на областном телевидении с 1969 по 1992 год сменилось четыре председателя областного комитета по телерадиовещанию – Хамзе Токпанов, Мурат Абдрахманов, Алма Ажибаева, Гульбарам Наурызбаева. Сменялись и их заместители.

Среди замов иногда встречались далёкие от телевидения номенклатурные «солдаты партии». Но были и талантливые журналисты. Такие, как Сергей Павлович Шевченко – патриарх павлодарского телевидения, возглавивший потом газету «Звезда Прииртышья» и Лидия Николаевна Петрова, занявшая пост заместителя председателя уже в период развала СССР. В историю Павлодарского ТВ вошли и главные редакторы – выше упомянутый Вадим Бороздин, Анна Фишер, Владимир Чалышев и другие.

1978 г. В. Чалышев, Л. Лещинская, С. Шевченко, фото Н. Мохирева

1978 г. В. Чалышев, Л. Лещинская, С. Шевченко, фото Н. Мохирева.

Создатели

В 60-х годах во всём СССР дипломированных телевизионщиков были единицы, они были на вес золота. Поэтому региональное телевидение «изобретали» с нуля газетчики и филологи. С одной стороны это был огромный плюс – с экранов звучала грамотная речь, чего так не хватает нынешним телевизионщикам. Но был и минус – газетчики, порой, по привычке отдавали предпочтение тексту, не в полной мере используя выразительные возможности телевидения.

Какие в то время были технические возможности? Репортажи снимались кинокамерами «Кинор» на чёрно-белую, 16-миллиметровую киноплёнку. Её проявляли и монтировали вручную. Потом использованную плёнку списывали и сжигали. Поэтому основная часть уникальной кинохроники тех лет до наших дней не сохранилась.

- Выдавали нам этого кино несколько минут на квартал, - вспоминает Лилия Фёдоровна. – Поэтому основной упор у нас был на студийные передачи, на прямой эфир. Помню свою первую работу в кадре. Передо мной камера… Я волновалась сильно, колени дрожали от страха. Потом привыкла.

Первые режиссёры Юрий Петров, Владимир Жбанов, Юрий Банеев и молодые Ирина Кононенко, Кымбат Хусаинова делали всё, чтобы передачи областного телевидения были не только информативными, но и смотрибельными. Они руководили творческим процессом создания телепередач – репортажей, прямых эфиров из студии и трансляций с передвижной телестанции (ПТС).

Каждую неделю на телевидении проходили производственные совещания – летучки. Коллектив обсуждал качество вышедших передач, отмечал их ведение, режиссёрскую и операторскую работу. Нередко на летучках шло столкновение мнений и амбиций разных авторов. Но, в то же время, летучки были и коллективным творчеством. Как говорят, в споре рождается истина. Здесь в споре рождалось и отшлифовывалось региональное телевидение.

В те годы книг по искусству телевидения было мало, поэтому главным ориентиром для региональщиков являлось Центральное телевидение. Позже у павлодарских телевизионщиков появилась возможность стажироваться на республиканском телевидении и учиться на курсах повышения квалификации в Москве, где  в 1983 году стажировалась и Лилия Лещинская.

- В Павлодаре моя первая съёмка была на Алюминиевом заводе. Туда мы поехали с оператором Виктором Бутэрусом, - вспоминает Лилия Лещинская. – Потом я часто снимала с Владимиром Масленниковым. Много хороших операторов было – Саша Соболев, Токтар Ахметов, Султан Жолдасов, Саша Мартынов, Леонид Белошицкий, Саша Крашенников.

1969 г. Оператор В. Масленников.

1969 г. Оператор В. Масленников.

Денежный вопрос

Телезрителей во все времена интересовало, сколько зарабатывают «звёзды» телеэкрана?

- В 70-х оклад редактора был 120 рублей, а старшего редактора 160, - делится Лилия Фёдоровна. – После молодёжной редакции, я до самого выхода на пенсию возглавляла редакцию общественно-политических программ. К окладу 160 рублей я могла заработать 120 рублей на гонорарах. Выходило 200 с лишним рублей в месяц. В те годы я вела записи расходов. На еду и бытовые дела мне хватало 60-70 рублей в месяц. Остальные откладывала. Каждое лето ездила в отпуск в Ялту, Сочи, к отцу в Тбилиси, или к родственникам в Алма-Ату. Самолёты из Павлодара в Алма-Ату летали каждый день, билет стоил всего 25 рублей. Поездки были доступны.

Цензура ЛИТО

В советские времена телевидение, в первую очередь, было рупором коммунистической идеологии. Всю информацию перед выходом в эфир контролировал и тщательно фильтровал специальный цензурный надзорный орган, называемый «ЛИТО» (ударение на второй слог, - авт.). Прежде, чем выдать передачу или репортаж в эфир телевизионщики отправляли туда все свои тексты – сценарии передач с дословной расшифровкой интервью и т.д.

Специалист «ЛИТО» приводил все тексты в соответствие с идеологией Компартии, вносил свои корректировки – что-то вычёркивал, что-то дописывал, ставил разрешительный штамп на сценарии, или наоборот запрещал его к выпуску. Простые телезрители, в большинстве своём, о существовании «ЛИТО» даже не догадывались.

Много лет Лилия Фёдоровна Лещинская работала старшим редактором редакции общественно-политических программ и секретарём партийной организации, что возлагало на неё особые обязательства. В те годы она освещала строительство всех крупных предприятий Павлодарской области. Это была настоящая кинолетопись Павлодара. В домашнем видеоархиве Лещинской сохранились уникальная хроника строительства ПНХЗ, развития Алюминиевого завода и т.д.

1978 г. Лилия Лещинская, фото Н. Мохирева

1978 г. Лилия Лещинская, фото Н. Мохирева.

- Во вкус работы я вошла позже. Мой характер журналистский проявил себя не в советский период, а когда начало всё ломаться – в 1987 году, - говорит Лилия Фёдоровна. – Долгие годы мы под руководством обкома партии работали. Он нам диктовал, о чём можно говорить, а о чём нельзя. Нельзя было называть вещи своими именами, не допускалась критика. Меня это всегда раздражало. Поэтому мы, журналисты того поколения, так обрадовались этой Перестройке. Когда пошла ломка системы, я сдала свой партийный билет ещё до того, как рухнула КПСС, потому что волной пошла информация, которую раньше скрывали. Выходили литературные альманахи: «Новый мир», «Знамя», «Звезда». Я когда про ГУЛАГ прочла, а до этого я о нём понятия не имела, меня потрясло, что там творилось. Я отложу книгу, хожу по комнате, перевариваю прочитанное. Это такое откровение было!

В перестроечные годы, когда была объявлена гласность, «ЛИТО» ещё не было ликвидировано. Поэтому журналистам, чтобы донести правду до зрителей, порой приходилось идти на разные ухищрения и конфликт с государственной системой, в которой они работали. В практике Лещинской были случаи, когда на цензуру в «ЛИТО» отправляли «приглаженный» сценарий, чтобы его разрешили к эфиру, а в прямом эфире выдавали информацию, которую цензура бы не пропустила. Потом были скандалы, виновников вызывали «на ковёр». Вот так сложно, окольными путями правда в то время просачивалась на экраны.

Гласность и БВК

Во время Перестройки Лилия Лещинская переключилась на освещение проблем экологии. В эфир выходили её передачи о бедах природы Баянаула, об утечке ртути на Химпроме, о пылении золоотвалов экибастузской ГРЭС-2. К сожалению, многие из этих проблем 30-летней давности актуальны и сейчас.

Свою гражданскую позицию Лилия Лещинская решительно выразила в 1987 году, когда власти заявили о желании построить в Павлодаре Завод по производству белково-витаминного концентрата (БВК).

- Против строительства Завода БВК мы выступили вместе с газетой «Звезда Прииртышья», с её главным редактором Юрием Дмитриевичем Поминовым, - рассказывает Лилия Фёдоровна. – Наши молодые сотрудники – журналист Дмитрий Фефелов, режиссёр Светлана Комлева, оператор Александр Крашенников выехали в Ленинградскую область, в город Кириши, где местные жители митинговали против действующего Завода БВК. Они привезли оттуда материал. Мы не привыкли к такому: митинги, выступления, транспаранты, где написано «Нет БВК!». Потом была настоящая борьба с вышестоящим руководством за то, чтобы этот репортаж увидели зрители, боролись за каждый кадр. Перед эфиром в аппаратную пришёл председатель областного комитета по телерадиовещанию Мурат Мусабекович Абдрахманов. Он был очень интеллигентный, осторожный человек. Но Света Комлева встала в проходе – не пущу! Так павлодарские телезрители узнали правду об опасности БВК, о его выбросах, которые пагубно влияют на здоровье населения в Киришах.

Конец 80-х. Прямой эфир.

Конец 80-х. Прямой эфир.

Потом в защиту строительства БВК в Павлодар приехал целый десант учёных, им выделили время в прямом эфире областного телевидения, чтобы они убедили павлодарцев в безопасности завода и сбили волну народного возмущения.

- Для объективности мы решили пригласить на этот прямой эфир общественников, выступавших против БВК. Тогда в Павлодаре была молодёжная инициативная группа Павла Лихачёва, - говорит Лилия Лещинская. – До эфира начальство вызвало меня и стало обрабатывать, чтобы я не звала гостей в студию – это же прямой эфир, вдруг что-то не то скажут. Я ответила: если не будет в студии этих людей, я не буду вести передачу. Садитесь и ведите её сами. Они смирились. Передачу мы вели с Димой Фефеловым. В студии разгорелись дебаты между учёными и общественниками. И явное преимущество было за павлодарцами. Потом около Телецентра меня встречали совершенно незнакомые люди и спрашивали: вас за это не уволили? Настолько острой была полемика. Я тогда первый раз видела, как все горожане объединились перед общей угрозой и выступили с протестом. Властям ничего не оставалось, как отказаться от идеи строительства БВК в Павлодаре.

Последний взрыв на полигоне

Ещё одним значительным событием в жизни Лилии Лещинской было её участие в закрытии Семипалатинского ядерного полигона. Она активно включилась в освещение этой проблемы и, как журналист постоянно находилась в гуще событий.

- Когда стала открываться информация о полигоне – у нас волосы встали дыбом, - вспоминает Лилия Фёдоровна. – Мы решили со Светланой Комлевой сделать передачу о Семипалатинском полигоне. Взяли оператора и дозиметриста из СЭС со счётчиком Гейгера, чтобы самим измерить уровень радиации. Тогда у нас была такая практика – в командировки по районам мы ездили на такси – на обычной «Волге» жёлтого света. Полигон охранялся военными, но мы нашли, как на него заехать. Но собрать материал не успели – нас задержали. Отвезли в какое-то здание и держали там целый день. Пришёл генерал, стал стыдить за самовольство. В итоге мы с ним договорились о том, что он даст нам официальное разрешение на съёмки и покажет полигон.

Генерал сдержал слово. Позже Лилии Лещинской с её съёмочной группой показали лаборатории Ядерного центра, штольни для ядерных испытаний в горах Дегелена, Атомное озеро, возникшее в результате наземного ядерного взрыва. Собственные замеры показали там высокий уровень радиации.

Лилия Фёдоровна нашла очевидцев первых ядерных испытаний на полигоне. Собрала информацию о распространении радиации за пределами полигона – в Майском, Качирском и Иртышском районах, о заболеваниях и росте суицидов, причиной которых стало облучение. Все эти материалы были обнародованы в её передачах «Вокруг полигона».

8 июля 1989 г. Семипалатинский полигон. В центре Л. Лещинская, справа Л. Петрова.

8 июля 1989 г. Семипалатинский полигон. В центре Л. Лещинская, справа Л. Петрова.

Лилии Лещинской в числе других павлодарских журналистов довелось присутствовать на последнем подземном ядерном испытании. Она вспоминает, как во время взрыва возникло ощущение, что почва уходит из-под ног. Потом она побывала на Всемирном антиядерном конгрессе в Алма-Ате. Общалась с лидером антиядерного движения «Невада-Семипалатинск» поэтом Олжасом Сулейменовым, записывала интервью через переводчика с американскими активистами.

Отдыхать ещё рано!

На пенсию Лилия Фёдоровна должна была выйти в 1988 году, в 55 лет. Но женщина была полна сил и энергии, поэтому отказалась от заслуженного отдыха и проработала в штате до 1992 года. Потом на базе областного телевидения открылся коммерческий канал «Арна». Лещинская занялась созданием телепередач о предприятиях города. Здесь ей пригодились старые связи. В середине 90-х было сотрудничество с телеканалом «Ирбис», потом с телекомпанией «Ключ» Александра Максимова.

С ним Лилия Фёдоровна сняла серию передач «Годы и люди» об известных павлодарцах: Александре Ломове, Асхате Алькенове, Виталии Мезько, Сергее Шевченко, Викторе Семерьянове, Юрии Поминове, Галине Беспаловой. Сейчас Лилии Фёдоровне 82 года. Уже лет 10, как она не работает – в последние годы значительно ухудшилось зрение.

Её родители тоже работали в пенсионном возрасте. Мама Халида Ахмедовна – до 73 лет. Последние 20 лет жизни она комиссовала пилотов в аэропорту Алма-Аты. Ушла из жизни в 1998 году. Ей было 83 года. Отец Фёдор Воложайкин до 75 лет трудился санитарным врачом в санэпидстанции города Тбилиси. Умер в 1981 году в 76 лет, в свой день рождения. Его, как кадрового военного похоронили с воинскими почестями.

Источники её энергии

Лилия Фёдоровна и сейчас выглядит моложаво и подтянуто. С 38 до 72 лет она серьёзно занималась бегом, развивая свою выносливость. Начинала с лёгкой 400-метровой пробежки по школьному стадиону, постепенно увеличив дистанцию до 15 километров. Её привычный маршрут пролегал от перекрёстка улиц Кутузова и Лермонтова до Иртыша, а там по набережной до Речного вокзала и обратно.

- Бег хорошо стрессы снимает. Когда бегала, занималась контрастным обливанием и йогой, меня никакие болячки не беспокоили, - говорит Лилия Лещинская. – Поэтому я всем советую начинать следить за своим здоровьем в молодом возрасте, тогда сил и энергии хватит надолго, и старость не будет в тягость.

Фёдор КОВАЛЁВ, фото из архива Л. Ф. Лещинской, НЖ№47, 26.11.15

Подробнее ...

Желание жить и радовать других

  • Опубликовано в Мир

Второго августа работники транспорта отмечают свой профессиональный праздник. Василий Григорьевич Рак – ровесник Павлодарской области, более полувека посвятивший её развитию. Он прошёл путь от простого водителя до начальника АТП-1, параллельно занимаясь общественной работой в партии, профсоюзе, белорусском этнокультурном объединении.

В Павлодарской области проживет порядка шести тысяч белорусов. В прошлом году исполнилось 105 лет поселения белорусов в Казахстане. Много белорусов переехало сюда в годы Столыпинских реформ и поднятия Целины. Василий Григорьевич Рак приехал в Павлодар в 1960-м. Было ему тогда 22 года.

Несмотря на молодость, Василий Григорьевич имел большой жизненный опыт и закалку. Он родился в 1938 году в Беларуси, в деревне Редигировка Брестской области. Когда ему было три года, началась Великая Отечественная война. Его вместе с семьёй угнали на работы в Германию. Везли в закрытом товарном вагоне, в котором до этого перевозили скот.

«У моих родителей было трое малолетних детей, я и две сестрёнки. Нас купила семья колониста, которая занималась сельскохозяйственным производством. Так, мы оказались на принудительных работах у немецкого помещика», - пишет в своей автобиографической книге «Мой жизненный путь» Василий Рак.

В детских воспоминаниях остались некоторые штрихи подневольного быта – фермы в пойменных лугах реки Одер, где приходилось работать и маленьким детям, полуподвальное помещение с деревянными нарами, атаки советских самолётов-штурмовиков, от стрельбы и бомб которых приходилось прятаться в глубоком картофелехранилище, и желанный день освобождения: «В полдень, как запечатлела память, на пятые сутки, около нашего убежища промчались краснозвёздные танки с десантом на броне. Дети и взрослые выскочили из своего укрытия. Танкисты нас окружили и, как узнали кто мы, в срочном порядке стали отправлять в тыл».

По возвращению на Родину, родителей Василия Григорьевича ждала жуткая и унизительная проверка НКВД на благонадёжность. Тогда была установка считать всех пленённых и угнанных изменниками Родины. Семье пришлось пережить и это. В деревне ждал очередной удар – всё хозяйство уничтожено войной, жизнь нужно начинать с чистого листа.

Питались в ту пору лебедой и крапивой, собирали на болотах птичьи яйца. Потом жизнь стала постепенно налаживаться, стали сажать картофель, развели гусей. Позже началась организация колхоза. Дети во всём помогали взрослым, стараясь от них не отставать. О летнем отдыхе и не мечтали – трудились на полях и сенокосах.

В 1947 году Василий Рак пошёл в школу. Его отец окончил всего четыре класса, а мать была безграмотной, но они старались привить сыну любовь к книге и знаниям. В школе были свои трудности – один учебник на десять учеников, отсутствие тетрадей, писали на старых польских газетах. Василий Григорьевич вспоминает:

«Одежда каждого школьника была из самотканого льняного полотна, сшитого руками матерей. Однако нас, детей войны, переживших годы лишения, голода, фашистский разбой, эти трудности не пугали. Мы все тянулись к знаниям, старались услышать на уроках новое и запомнить».

Василий Григорьевич с благодарностью вспоминает своих учителей, среди которых были офицеры, герои войны, ставшие живым примером для мальчишек, научившие их быть преданными своей Родине, ответственными за свои поступки и данное слово, уважающими стариков, женщин, подруг и товарищей.

Этим принципам высокой нравственности Василий Рак следует всю свою жизнь. В 1952 году его приняли в комсомол, а через год он стал секретарём школьной комсомольской организации. В средней школе силами учащихся-комсомольцев был отремонтирован пригнанный с фронта автомобиль «Газ-АА», на котором Василий Рак и другие ребята научились азам вождения.

В 1957 году после школы парень работал в колхозе водителем лесовоза. Водительские навыки пригодились ему и в армии. Там же он продолжил и комсомольскую работу. В октябре 1960 года вместе с сослуживцами (600 человек) прибыл в Павлодар на строительство новых объектов. Как говорит, такого размаха строительства он не видел никогда:

«Нас радовал размах строительных площадок, строился первенец цветной металлургии Алюминиевый завод, Комбайновый завод, жильё, теплоцентрали».

Василий Григорьевич устроился работать водителем в Главное транспортное управление Карагандинского совнархоза, автобазу №1. С этого начался его трудовой путь на павлодарской земле. Окончив Павлодарский индустриальный институт, он стал инженером на предприятии. Параллельно росла и партийная нагрузка – он вырос до руководителя партийного комитета объединения транспорта, 13 лет проработал начальником АТП-1, потом заместителем гендиректора Павлодарской холдинговой компании. Неоднократно избирался депутатом местных Советов народных депутатов, членом Индустриального райкома партии.

В наши дни Василий Григорьевич – активный деятель областного филиала партии «Нур Отан» и облсовпрофа. За неоценимый вклад в развитие Павлодарской области, он награждён орденом «Знак почёта», шестью медалями, в том числе юбилейной «75 лет Павлодарской области», огромным количеством почётных грамот.

Василий Рак поддерживает связь со своей исторической Родиной, регулярно навещая родных. Он участвовал в торжественных мероприятиях в Минске, посвящённых 70-летию освобождения Беларуси от фашистских захватчиков, общался с президентом Александром Лукашенко. Он председатель совета старейшин павлодарского Общественного объединения «Культурный центр «Беларусь», который на днях отмечает своё пятнадцатилетие. Его уважают и ценят люди старшего возраста и молодёжь.

- Василий Григорьевич всегда душой тянется к культуре своих предков, своей земли, - говорит председатель Культурного центра «Беларусь» Любовь Ивановна Богнат. – Три поколения семьи Рак обустроились на казахстанской земле, нашли здесь своё счастье и свою любовь.

Как говорит Любовь Ивановна, у белорусов есть три характерные национальные черты – трудолюбие, терпение и толерантность. И это всё о Василии Григорьевиче.

Фёдор КОВАЛЁВ, НЖ№30, 30.07.15

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS
Assembled by Nebel