Menu

ДОЖИТЬ ДО ОСМС

ДОЖИТЬ ДО ОСМС

На днях, во время рабочей поездки премьер-министра Аскара Мамина в Павлодарскую область, свой визит с отдельной программой провел и министр здравоохранения страны. Буквально с трапа самолета Елжан Биртанов отправился на встречу с местными журналистами, чтобы попытаться вкратце, но ясно и четко рассказать о том, что ждет с внедрением медстрахования всех казахстанцев уже с января будущего года.

- У нас остался почти месяц до запуска обязательного медицинского страхования. Это достаточно серьезная реформа, даже историческая. Впервые у нас за многие годы общая сумма финансирования здравоохранения увеличится. Выделение средств на оказание бесплатных медицинских услуг в 2020 году вырастет по сравнению с 2019 годом порядка на 50-60 процентов, - пояснил Елжан Биртанов, заметив, что это пока прогнозные данные, и все будет зависеть от активности населения и отчислений работодателей.
- Это существенный прогресс, если в целом сегодня мы на оказание гарантированных бесплатных медицинских услуг тратим около триллиона тенге, то ожидается, что будет порядка 1,54 триллиона тенге. В частности, по Павлодарской области – свыше 40 миллиардов тенге, на 50 процентов плюс-минус сумма вырастет. Почему нужно введение ОСМС, я думаю, говорить не стоит. Многие проблемы, о которых мы в последнее время с вами говорим: нехватка лекарств, низкая зарплата, качество медпомощи, ее доступность, - они все имеют под собой системность. Даже если мы говорим о технологических вещах, например, сбой интернета, в том числе низкий уровень менеджмента. За последние 10 лет объем финансирования медицинских услуг со стороны государства не снижался, а даже рос, но если посмотреть в долларовом эквиваленте, то он снижался на самом деле. Однако тот объем, который мы гарантировали людям,  он стоит определенных денег.
Вспомнил Елжан Биртанов в беседе с журналистами и об основном законе страны, в котором государство гарантирует здоровье каждому.
- В Конституции написано, что граждане имеют право на бесплатную медицинскую помощь. Допустим, то, что мы называем первичная медицинская помощь – это прикрепление к поликлиникам и обслуживание в поликлинике, осмотр врача, консультации, какие-то обследования, вакцинация, бесплатные рецепты. А также экстренная медицинская помощь, вызов скорой помощи, плановая стационарная помощь при социальных заболеваниях. И на этот гарантированный объем где-то порядка 10-11% государство всегда выделяет. И, так получается, темпы роста в финансирования в тенге начали отставать от темпов роста себестоимости. Все знают, что многие расходные материалы в медицине привязаны к курсу доллара. Лекарства многие мы импортируем, даже те, которые производим в Казахстане, изготавливаются из сырья, которое закупается извне. Медицинское оборудование полностью импортное. Мы пытались растянуть деньги на огромный объем, который мы гарантируем, конечно, стало не хватать. За счет чего мы экономим - за счет зарплат. Номинальная зарплата сегодня по стране составляет 150-160 тысяч тенге, это где-то 500 долларов, а если вспомнить лет 10 назад, тогда эта зарплата была порядка двух тысяч долларов. По тому курсу. И, соответственно, покупательская способность и материальное положение медицинских работников стало другим. Вот такая ситуация сложилась.
Удержать людей, тем более хороших специалистов, на одном месте, по словам министра, - это самое сложное.
- Многие врачи ушли в платный сектор, произошел отток кадров из-за низких зарплат. В результате на уровне макроэкономики мы видим существенный рост расходов населения. То есть, если взять общие расходы, 40 процентов - это расходы граждан уже своих из карманов. Это очень плохая цифра на самом деле. Международные эксперты глобально изучали опыт стран и рекомендуют, чтобы эта цифра была не выше 20 процентов. Почему? Потому что статистика показала: чем выше эта цифра, тем больше банкротств среди семей. То есть люди вынуждены продавать квартиры, машины, снимать деньги со счетов, чтобы оплатить какое-то экстренное лечение, выбрать клинику и то лечение, которое они хотят, в том числе за границей. Это сплошь и рядом. Так называемые катастрофические расходы из-за того, что в государственном секторе недостаточно финансируются базовые услуги, люди вынуждены покупать лекарства, получать консультации и лечение дороже.
Поэтому мы как государство создаем новый механизм, который обеспечивает постоянный прирост дополнительного источника финансирования. То есть помимо государственных расходов из бюджета будут еще наши с вами накопления, которые мы будем тратить на здравоохранение. В натуральном выражении это 50 процентов в этом году и удвоение к 2025 году. Это значит, что мы сможем в два раза больше лекарств, в два раза больше оказывать услуг, в два раза больше лечить. Это я утрирую, скажем так. И в два раза поднять зарплату персоналу. Это новая модель.
Меняются существенно правила игры. Если раньше, до 2015 года, местный бюджет сам финансировал свои же организации, этому дали, этому не дали, этот мне нравится, тот мне не нравится. В одной области тариф на онкологию 10 тысяч тенге, в другой – 5 тысяч тенге. Это даже буквально в прошлом году у нас так было. Качество и доступность услуг совершенно разные были. Фонд медицинского страхования – новая модель, с точки зрения единого плательщика, единого покупателя, единые правила, выравнивание тарифов, чтобы гражданин нашей страны в Атырау или в Павлодаре – он получал единый пакет услуг. То есть мы осознанно меняем тарифную политику.
Сообщил Елжан Биртанов и о том, что фонд медстрахования выявил нарушения в распределении бесплатных лекарств, что связано с неправильным планированием. Одних препаратов не хватало, другие, наоборот, были в избытке.
- Заявки на большое количество лекарств показывали возможный сговор между пациентами, фармкомпаниями и врачами, препараты списывались, а позже появлялись в розничной сети. Мы находили инсулин в Узбекистане, на прошлой неделе нашли химиопрепараты с сериями и упаковками на казахском языке на Украине и в России. Все это выявил фонд медстрахования. И сейчас по всем этим фактам идет расследование.
Министр даже сказал, что примерно знает, откуда, точнее, из каких организаций происходит утечка этих лекарств.
Илья ОТРАДА, «Наша Жизнь» №45, 21.11.19

Последнее изменениеПятница, 22 ноября 2019 20:10
Наверх
Assembled by Nebel