Menu

СКВЕРНЫЕ СКВЕРЫ

Светлана Могилюк в сквере. Светлана Могилюк в сквере.

Ситуация с застройкой городских скверов продолжает оставаться в центре внимания общественников. Если одни продолжаются судиться, то вторые все еще надеются на благоразумие властей и ждут ответа от надзорных органов.

БАНКУ ВСЕ МАЛО
«Забор на «Денсаулыке» сдвигают и расширяют территорию стройплощадки», - такой сигнал в минувшую пятницу, когда в стране отмечался День Основного закона республики, гарантирующего защиту прав и свобод граждан, получили независимые экологи. Оторопев от такой новости, они немедленно отправились на место. Информация жителей соседних с теперь уже бывшим сквером у второй городской поликлиники домов подтвердилась.
«Металлическое ограждение со стороны ул.Торайгырова действительно сдвигают на несколько метров вширь, к автобусной остановке. Мы все это сфотографировали, как и то, сколько остается за ним зеленых насаждений. Перенос забора совпал с праздниками, и у нас есть опасения, что за выходные эти деревья могут исчезнуть», - рассказала журналистам региональный координатор Орхусского центра, председатель общественного объединения «Эком» Светлана Могилюк.


По ее словам, официально о предстоящем расширении зоны стройки и о возможном дополнительном сносе зеленых насаждений нигде не сообщалось. А учитывая, какой резонанс вызвало решение местных властей вывести эту землю из рекреационной зоны и отдать почти даром известному олигарху, то за этой стройкой сейчас тщательно следит весь город. Многие люди, которые поставили свои подписи под обращением вернуть сквер и прекратить варварское уничтожение деревьев в центре города, расценивают данный шаг городской администрации как грубое и наглое нарушение прав простых граждан.


В настоящее время инициативная группа продолжает отстаивать права павлодарцев, которые требуют прекратить строительство здания Forte Bank. Напомним, ради возведения нового офиса этого финансового института здесь было вырублено больше полусотни зеленых насаждений, в том числе, как утверждают экологи, и ценных пород. Саму процедуру выведения сквера из рекреационной зоны и последовавшую продажу земли с аукциона власти провели без требующихся в таких случаях общественных слушаний.
Несмотря на все собранные доказательства и широкий общественный резонанс местные экологи проиграли процесс в суде первой инстанции, но не опускают руки. На днях, получив на руки определение суда, они подали апелляцию. Следом, по словам Светланы Могилюк, последует и жалоба на само решение суда. Пока ждать помощи от государственных органов, призванных стоять на защите прав и свобод граждан, им, похоже, не приходится. И даже в День Конституции ни один представитель городских ведомств не приехал на место, чтобы выяснить причины или, напротив, разъяснить людям, почему банк решил расширить свою строительную площадку.

ОНА ИЗБЕЖАЛА КОНЦЛАГЕРЯ НА ВОЙНЕ, ЗАТО ТЕПЕРЬ ЕЕ ЖИЗНЬ - СПЛОШНАЯ ТЮРЬМА
Пока экологи вместе с общественностью судятся с акиматом по поводу сквера «Денсаулык», инициативная группа жителей домов по улице Короленко пытается отстоять свои права. Люди не хотят соседства с очередным увеселительным заведением, которое, по их словам, строится с грубейшими нарушениями действующего законодательства. В следующем году пенсионерка Ирина Фадеевна Медведева разменяет свой сотый десяток. Она - дитя войны. К 70-летию Победы ее наградили памятной медалью, а в следующую весну акимат обещал позвать на праздник в честь уже 75-летия окончания Великой Отечественной. Родилась она в деревушке в Гомельской области Белоруссии, и в 12 лет, в первый же год фашистского нашествия, вместе с мамой и остальными односельчанами попала в плен.
- Нас били, морили голодом, заставляли работать и гнали в концлагерь. Кто не подчинялся – убивали на месте. Всю нашу деревню, а у нас было около 100 дворов, и народ с соседней деревни, всех собирались повезти в концлагерь. Потом уже по дороге в Германию нас освободили партизаны. Так я выжила. Не попала в концлагерь во время войны, зато теперь моя жизнь, как в тюрьме, - дрожащим от возраста и воспоминаний детства голосом рассказывает Ирина Фадеевна и показывает на глухую кирпичную стену, в которую с недавних пор смотрят окна ее квартиры.


Пенсионерка из-за старческих болезней очень редко выходит на улицу. Кстати, ее старший сын воевал в Афганистане. Там он, молодой солдат, в одном из боев попал под химическую атаку, что сильно подорвало его здоровье. Валентин вернулся домой в 1987 году, но так и не смог оправитбся, и спустя годы скончался.
- Никто ведь не пришел и не спросил: бабушка, мы тут строить решились, вам света хватит, мы не помешаем? Ни один человек не пришел! - едва сдерживая слезы от безысходности, говорит пенсионерка.
Униженным и оскорбленным государством чувствует сейчас себя и сосед Ирины Медведевой  по лестничной площадке - 60-летний Александр Непша. Из спальни его окна на третьем этаже теперь тоже ничего не видно – одна сплошная стена. У Александра, как и у бабы Иры, одна на двоих беда. Они оба не могут самостоятельно выходить на улицу. Мужчина стал инвалидом в 39 лет, когда, выходя из автобуса, увидел нападавших на молодую женщину преступников. Александр попытался защитить ее и в итоге сильно пострадал. У него был поврежден опорно-двигательный аппарат, и врачи ему дали инвалидность. А несколько лет назад вдобавок ко всему случился инсульт, и теперь правая нога совсем не работает.
- Мы ж сидим все время у окна, смотрим на людей, на проезжающие мимо машины. Раньше было хорошо, были деревья, летом чирикали птички, мы их подкармливали из окна, а теперь – все, ничего этого нет. Нас не считают за людей, - сожалеет житель дома № 4 по улице Короленко.

СПАСАЙТЕСЬ САМИ, ПОЖАРНЫЕ ВАМ НЕ ПОМОГУТ
Скандал с придомовой территорией по улице Короленко начался год назад, когда строители с помощью тяжелой техники снесли несколько десятков деревьев, которые люди много лет назад высаживали своими руками. Жильцы просили дать этому участку статус сквера, но у земли неожиданно нашелся хозяин. Предприниматель захотел построить впритык к пятиэтажке трехэтажное здание и открыть в нем кафе и бильярдную, а на верхних этажах – офисные помещения. Люди резко выступили против. Когда приехали экскаваторы, вместе с другими жильцами на защиту того, что осталось от зеленных насаждений, выступила и семья Гиззатуллиных.
- Это память о нашем отце Сайдаше Шарифуллаевиче, которого не стало 14 лет назад. Он работал автокрановщиком. Это память о нашей маме – Гульшат Шагиевне, которую знают многие поколения павлодарцев, так как она работала воспитателем в детском саду. Огромное количество детей прошло через ее руки и ее доброе сердце. Мама умерла спустя два года, как не стало отца. Этот сквер еще полвека назад они разбили вместе с соседями, когда стали новоселами, а мы еще детьми помогали выхаживать саженцы, поливали и окучивали их. А теперь приехали посторонние люди и нагло вырубили все, что было выращено с большой любовью и заботой. Это просто ужасно, - с грустью в голосе говорит жительница дома №4 Аниса Гиззатуллина.
Представители инициативной группы жильцов выяснили, что примыкающую к их домам землю акимат продал еще 1 сентября 2005 года. С тех пор здесь сменилось несколько хозяев: сначала ее перепродали летом 2006 года, а новый хозяин вступил в права на этот участок уже в июне 2018 года и сразу приступил к делу. После многочисленных обращений и жалоб на ситуацию отреагировала городская прокуратура. Надзорники отменили было решение акимата от 2006 года, признав его недействительным.
- Акимату предписано предпринять меры по направлению иска в суд об изъятии данного земельного участка и признания решения от 2005 года незаконным. Выяснилось, что участок был предоставлен с грубыми нарушениями земельного законодательства, - проинформировал тогдашний руководитель отдела архитектуры и градостроительства г. Павлодара Назар Жумабеков.


Однако, пока бумаги дошли до акимата и пока там тянули время, предприниматель успел перепродать землю. А позже и вовсе отстоять свои права через суд. После этого уже никто его не мог остановить, и он активно взялся за строительство, хотя после первого сноса зеленых насаждений люди дружно высадили здесь 150 новых деревьев. Правда, теперь их нет, частник, уже повторно сровнял все с землей. С весны строители уже выстроили три этажа здания и взялись за кровлю и отделку стен. Но люди продолжают бороться и обратились за помощью в республиканские ведомства.
- В Павлодаре за нас никто уже не может вступиться, и мы обратились в комитет по строительству, это, наверное, последняя наша надежда. В ДЧС нам изначально дали заключение о том, что пожарно-охранная зона должна быть не менее 20 метров между домами выше пяти этажей. Тем не менее, строители и надзирающие за этими органы полностью проигнорировали этот СНИП. Потом пожарные нам представили новый ответ и какую-то таблицу, теперь выясняется, что хватает и восьми метров между зданиями. А в столице нам подтвердили, что существует этот СНИП о 20 метрах для пожарной безопасности. И чем дело закончится, мы пока не знаем. Для спасения людей и тушения огня на верхних этажах пожарная машина должна подъехать сюда, развернуться и поднять стрелу под углом 75 градусов. Но, как видим, расстояния для этого маневра пожарных машин здесь явно не достаточно. То есть в случае чрезвычайной ситуации, жителям нашего дома остается только гибнуть. Спасать их просто-напросто не будет возможности. Здесь нам оставили для жизни пять метров, точнее даже 4,80 – в общем, получается, что спасайся каждый сам, пожарные вам не помогут, - разочарована действиями пожарных инспекторов активистка инициативной группы Анжелика Васильева.
По словам жильцов, после жалобы в республиканские ведомства к ним приезжал новый аким города, который дал задание срочно провести совещание и досконально изучить ситуацию. Однако, говорит Анжела Васильева, дальше разговоров дело не пошло. Тем временем бизнесмен только активизировал строительство.
Илья ОТРАДА, «Наша Жизнь» №34, 05.09.19

Другие материалы в этой категории: « ДОЖДАЛИСЬ! Вновь достали жезлы регулировщика »
Наверх
Assembled by Nebel