Menu

Биолог Татьяна Пономарева: «Остановите лесоповал!»

Биолог Татьяна Пономарева: «Остановите лесоповал!»

Что принёс Год экологии, объявленный в Павлодарской области в 2018 году? Увы, наряду с положительными сдвигами становится очевидной ситуация, когда насаждения, дающие людям кислород для дыхания и защищающие от вредных выбросов, приносят в жертву ради развития бизнеса и прогресса. Какие реалистичные пути решения многочисленных проблем видят специалисты в области сохранения окружающей среды? На актуальные вопросы о состоянии зелёного фонда отвечает биолог ОФ «Берегиня - Био» Татьяна Михайловна Пономарева. Слово эксперту.

Лесоповал в павлодарских дворах
Если говорить об успехах Года экологии, стоит отметить несколько моментов. Радостно видеть, что власти обратили внимание на работу общественников, налаживается сотрудничество. Юрий Гашек из ОФ «Атамекен Родина» вместе с соратниками ведет огромную работу по озеленению, выращиванию лесных посадок за городом. Высаживаются деревья в парках и школьных скверах. Помимо этого, финансирование выделяется и для проектов, реализация которых давно назрела. Например, есть прогресс с диагностикой и инвентаризацией всех елей Павлодара. Также при спонсорской поддержке ученые обследовали уникальную рощу черной ольхи на озере Торайгыр в Баянаульском Национальном Парке. Движение есть.
Но в то же время, точно можно обозначить, что Год экологии у нас ознаменовался огромным ущербом зелёному фонду. Есть очевидные факторы. Во-первых, проводилась мощная реконструкция дорог и внутриквартальных территорий. Из-за этого снесли очень много деревьев. Безусловно, среди них были старые, которые пора было реконструировать. Но, к сожалению, к помощи экспертов-биологов при сносе не прибегали. Мы всё узнавали постфактум, и трудно было судить после вырубки, что надо было убирать, а что нет. Необходимость внутриквартальных стоянок существует, но стоило бы рационально использовать эту территорию.
Весной, будучи в составе рабочей группы, которая помогает ЖКХ, биологи запретили всякого рода обрезки. Тендеры разыгрались поздно, сокодвижение у деревьев уже шло вовсю, листья распустились – вмешиваться в этот процесс , было недопустимо. Сейчас другая крайность: время для обрезки еще не пришло, оно наступит в октябре. Но выигравшим тендер компаниям нужно осваивать средства. И они спешат работать.
В итоге мы имеем некоторые внукриквартальные территории, которые варварски разрушены. Например, по ул. Камзина, 82/1. Это ужасный случай, когда снесли больше 40 деревьев. В то же время деревья, которые можно было удалить, просто топпинговали – испортили, превратили в голые палки. Хотя топпинг допустим только для очень старых деревьев, которым осталось жить 5-6 лет. Другой случай – ул. Короленко, 4. Дело решилось в пользу жильцов, строить объект под окнами пятиэтажек не будут. Но деревья небольшого сквера, который вырубили, не вернуть. Необходимо сажать новые.


Эти и другие факты говорят о многом. Ни одна из павлодарских фирм не выиграла тендер на данные виды работ, в том числе обрезку деревьев. Когда я прибыла на место лесоповала на Камзина, 82/1, я не увидела ни одного специалиста – биолога, агронома, ботаника, лесотехника и т.п. Там просто работали пилами. И эта картина у нас в Павлодаре постоянная. Дерево – уникальная конструкция, и подходить к нему нужно грамотно. Такая «работа» лесопилов просто недопустима.
Почему это происходит? Во многом из-за несовершенства тендерной системы. Фирмы не должны возникать, как подснежники весной, и исчезать после освоения средств. Спросить-то, получается, не с кого! Деревья неграмотно обрезают, портят их, что ведет к гибели зелёного фонда. А сколько обрезанных побегов  даже не удосуживаются замазать специальной краской? Сколько нужно сил, чтобы растение выжило от подобного варварства? Распространяется споровая инфекция, деревья заражаются болезнями. Но у нас складывается впечатление, как будто такой подход распространен: «нет дерева – нет проблемы».
Что делать в сложившейся ситуации? Нужен обязательный технический контроль со стороны местных органов за мероприятиями по сносу и обрезке деревьев. Этот вопрос экологи и биологи поднимают перед властями не первый год. Ни одно дерево не должно быть спилено людьми со стороны. В бригаде по обрезке должен быть специалист, возможно, биолог с соответствующими знаниями. С этой задачей, кстати, может справиться выпускник биологических факультетов, даже старшекурсник после специальных семинаров. Кстати, такие семинары мы могли бы провести и для молодого, нового состава отдела озеленения ЖКХ. Надзор и технический контроль поможет остановить варварскую обрезку, в то же время даст занятость студентам, и будет хорошая школа  молодым специалистам.

Не губите, мужики, не губите!
Основную причину  подтопления Ворушинского парка и жилого района частного сектора «Второй Павлодар» должны установить гидрологи. Но в том, что существует взаимосвязь между вырубкой деревьев и заболачиванием, я уверена. У деревьев мощная возможность транспирации (испарения), они откачивают влагу из почвы и выделяют ее в атмосферу. Есть гидрологические карты, где обозначены места с близко залегающими грунтовыми водами. И здесь деревья могут оказать большую помощь. Я озвучивала ранее, что одно  среднее дерево тополя в солнечный день испаряет 500 кг. (полтонны)  воды. Но после этого я нашла в серьезных научных источниках, более современные результаты исследований. Оказывается, семнадцатилетнее  дерево тополя пирамидального испаряет в атмосферу, соответственно, выкачивает из почвы 2000 кг (2 тонны) воды за один только солнечный день!
Представьте, сколько тополей, выполнявших функцию насосов, постепенно «ушли» со Второго Павлодара. Зачастую жители самовольно их убирали, а вместо них ничего не сажали.
Что касается быстрой гибели Ворушинского парка после реконструкции, эти факторы налицо. Большую часть деревьев убрали, баланс экосистемы нарушили, остальные деревья погибли без кислорода, от затопления. Вот и  возникла проблема. Теперь остается только вырыть котлован и кататься на лодках. Как выяснилось, действительно, предложили такой проект.
К тому же, у нас в Павлодаре аридная зона с очень сухим воздухом, много пылевых частиц. И дело не только в техногенном факторе предприятий. Даже обыкновенный уголь, сжигаемый в печах частного сектора, имеет в себе радионуклиды. Растения – единственные факторы оптимизации окружающей среды. Клейкие листочки тополя, улавливая частицы тяжёлых металлов, переводят их в почву. И они не оседают на наших руках, слизистых оболочках, не попадают с дыханием или приемом пищи внутрь организма. Научно доказано, что тополиный пух не является аллергеном, а может вызывать лишь местное раздражение. А вот сухой воздух с пылью может стать причиной аллергической реакции, ведь в боле влажном воздухе любая пыльца не летит, а оседает на почву.


Остается актуальной ситуация вокруг проекта строительства гребного канала на Усолке. Общественники рано радовались, думая, что им вместе с население удалось отстоять шесть тысяч деревьев. Будут повторные слушания. И дело там не только в 6 тысячах деревьев. Давайте опять вспомним про две тонны воды, которые испаряет одно среднее дерево тополя в день. А там мы имеем периодически затапливаемую территорию. Деревья выкачивают воду, многолетний дерн держит песок. Планируют вскрыть этот слой, сделать трассы триатлона. И вода после разлива будет уходить уже с песком, держать-то его нечему будет, все будет смываться. Другие последствия сложно предугадать. К тому же, речь ведут о шести тысячах деревьев на одной стороне гребного канала. Но по мировым правилам, если делать канал международного уровня, то деревьев не должно быть с двух сторон. Значит, снесут деревья и на стороне жилого микрорайона? Об этом почему-то не говорится. И куда пойдет вода с Усолки?
Не стоит забывать, что деревья и кустарники – естественный фильтр, который улавливает все выбросы, которые идут с той стороны и защищают жилые кварталы. Об эстетической стороне тоже стоит подумать – многие жители Усольского микрорайона выбирали этот район, потому что рядом природоохранная зона с лесом. Разрушить экосистему просто. А восстановить будет невозможно. Стоит подумать сто раз, прежде чем взять на себя такую ответственность.

Маленькая елочка в чужом городе
В июне 2018 года группа биологов, эксперты и молодые специалисты, студенты-биологи ПГПУ провели диагностику состояния елей на всей территории города. Проект реализован нашим ОФ «Берегиня -Био» совместно с управлением  молодежной политики в рамках «Ярмарки социальных и инновационных идей и проектов «Жастар. Бастама. Күш».
Ели у нас – интродуценты, то есть никогда не росли здесь, это переселенный человеком вид. Среда для них непривычная, нет природной защиты, и без дружеского участия человека они не выживут. Климат для них нужен более влажный. А у нас повсеместно их «недополив»... По данным ЖКХ 2017 года, за последние пять лет было высажено 6,5 тысяч елей. Потом сажали еще. Какое должно быть количество – неизвестно. Но по факту, в рамках проекта была проведена диагностика всех елочек Павлодара. Инвентаризация показала, что всего в городе оказалось чуть больше пяти тысяч елей – и молодых, и взрослых. Куда делись остальные – загадка. Многие, к слову, тоже  могут скоро перестать существовать, они болеют и сохнут. Это очевидно даже простым обывателям.


Были оздоровлены 500 деревьев в районе гостиницы «Сарыарка» и парка на площади Конституции. Посаженные молодые растения угасали на глазах, как и на аллее, ведущей к ГДК. Там  деревья  несколько раз меняли местами, конечно, причинив им ущерб. Были обнаружены вредители – малая еловая ложнощитовка, почковая галлица, сажистый гриб. Специалистами проведена обрезка сухих веток, подкормка, обработка специальными препаратами. К сожалению, мероприятия одного сезона не решают всех проблем, но шанс выжить повышается.
Как сохранить наши елочки? Для ели неприемлема неверная обрезка. Тут важна точность и знания. Нужен хороший полив, подкормка и борьба с вредителями. На это необходимо заложить отдельную статью в бюджете, и контролировать исполнение. Важен технический контроль специалистов. И стоит отметить, что суммы в полмиллиона тенге, заложенной на реализацию проекта, вполне достаточно, чтобы провести диагностику, инвентаризацию и помощь деревьям. 10 студенток успешно провели работу. Так что, с этой задачей можно справиться в рамках летнего сезона «Жасыл ел».

Сорняк-агрессор – уже в Баянауле
Проблема заносных видов актуальна в Казахстане и странах СНГ. Много говорят в России о борщевике Сосновского. Проблема, казалось бы, понятна и ясна, но для ее решения никаких мер  долго не принимали, и только сейчас приняли закон об ответственности владельцев территории, на которой растет этот вид. Если не борются, то их штрафуют.
У нас об опасности циклахены дурнишниколистной официально говорится с 2008 года, уже 10 лет. И мы наблюдаем, как ее становится все больше и больше на улицах города, сел, в пойме Иртыша, вдоль трасс. А теперь и в Баянаульском национальном парке! Этим летом, в ходе экспедиции, на одном из подворий села Торайгыр были случайно обнаружены заросли этого растения. Обнаруживаем все чаще и амброзию полынелистную – это вообще карантинное растение. Циклахена, скорее всего, появилась случайно в Баянауле. Но на жирной почве у озера Торайгыр она обоснуется быстро. Как ее свойство агрессивно влиять на конкурентов  отразится на  уникальных клубеньковых  разрастаниях корней ольхи черной? Это очень серьезный вопрос!


Особенность циклахены в высокой семенной продуктивности. При неблагоприятных условиях растение может быть высотой в 15 см, а  при благоприятных – и 3 метра. Но всё равно оно даёт огромное количество семян: от 140 до 300 тысяч семян с одного растения! Семена прорастают не сразу, пробуждаются 6-8 лет. В мае-июне все распускается, а циклахена незаметна. В августе она уже цветет. Особенности борьбы таковы: однолетнюю циклахену нужно уничтожать, пока она всходит, до цветения, но косить только после формирования цветоносов. Если скосить раньше, она будет ветвиться и даст еще больше семян. Сочетая химические и механические методы, все равно нужно будет бороться 6-8 лет. Все вещества в листьях, семенах и соцветиях опасны для других растений. Мы проводили эксперименты: водный настой циклахены по цвету получился как густой чай, он влияет на семена  растений-конкурентов угнетающе. Если циклахена появляется на участке, шансов вырасти другим растениям она не даёт. Сорняк-агрессор подминает под себя всё. В Ефремовке раньше было мощное хозяйство, водоплавающие птицы. Сейчас даже куры не могут найти, где бы травки пощипать. Для животных циклахена несъедобна, птицы и насекомые её тоже избегают. Но в сушеном виде вместе с сеном она может быть ядовита для сельскохозяйственных животных. При высоком проценте содержания не исключена гибель скота.
Весной 2018 года в рамках мероприятий Года экологии нас приглашали на совещание управления здравоохранения. Сообщение об этом аллергенном виде был для медиков было ново. А ведь причиной поллинозов, в которых обычно обвиняют в начале августа полынь, зачастую становится именно циклахена. Имеются специальные медицинские тесты на циклахену, позволяющие  определить этиологию аллергии. В то же время, эти опасные растения, циклахена и амброзия, могут опосредованно влиять на развития других видов аллергии.
Были письма и встречи с карантинной службой, акимами. Интерес к положению дел с циклахеной проявляла прокуратура. Но сейчас мало кто видит реальную проблему. Якобы, для сельского хозяйства угрозы нет. Хотя мы в аграрной Черноярке и в пойме реки Иртыш обнаруживаем целые заросли.


Что же делать? Сейчас циклахена внесена в «чёрный» список опасных растений как чужеродный вид. Но пока не является карантинным видом. У карантинных и фитосанитарных служб финансирования для борьбы с циклахеной не выделяется. Нужно постановление, на законодательном уровне позволяющее ограничить распространение опасного сорняка. Контроль должен быть на республиканском уровне. Это могут сделать карантинные службы, рекомендации им направлялись регулярно. И самое главное – врага нужно знать в лицо. А значит, надо вести разъяснительную программную работу по циклахене. Необходимо, чтобы руководители на местах знали, о чем речь, и требовали выполнения норм безопасности от аграриев. Как и когда уничтожать, тоже имеет значение. Этими знаниями ученые готовы делиться.

В ответе за каждое дерево
Зелёной комиссии по факту сейчас нет. Во время сотрудничества с отделом ЖКХ выяснилась парадоксальная ситуация. Нередко меня просили выехать и решить вопрос по сносу или обрезке одного дерева. Но по сносу 40 деревьев по ул. Камзина, 82/1 решение было принято без привлечения экспертов-биологов. Или возьмём ситуацию с деревьями возле торгового дома «Артур», там о вырубке стало известно уже после уничтожения растений. Или ситуация в Центральном парке (Горсаде) – это наша боль.
У нас в городе очень много старых насаждений. Есть определенные  показания к тому, когда нужна реконструкция сквера, парка и т.д. - должны совпасть четыре пункта. Это естественное старение насаждений, ошибки при проектировании и посадке, недостаточность ухода или отрицательное воздействие. В Горсаде все проблемы были в комплексе. Первые деревья высаживались в 1937 году, и ассортимент пора уже было обновлять. Нужен был снос старых деревьев и посадка новых растений. Частичная реконструкция, а не топпинг, как было сделано. Кто знает, может, это вопрос освоения средств. В итоге получилось так, что большое количество деревьев пошли под снос – все новые и молодые посадки вырубили, чтобы освободить место под будущий аквапарк.
Но и это не самое страшное. Хуже всего, когда реконструкцию парка, сквера или аллеи приурочили к какой-то дате. Биологические ритмы растений не подчиняются нашим праздничным датам. Было ужасно наблюдать, когда в Горсаде высаживали деревья в цветущем состоянии, чего делать категорически нельзя.
Другой фактор, который приводит к гибели растений – неверный выбор пород. В новой концепции мы говорим о зонировании, учете пород деревьев в разных зонах города. Нужно знать, где и что сажать. У храма Михаила Архангела были посажены березы, например, но они не могут расти в переувлажненной подтопляемой почве. А там  очень близко грунтовые воды и озеро-котлован, деревья гибнут.
Когда нас, специалистов, спрашивали, что, мол, посоветуете, мы  четко рекомендовали: чтобы отделить территорию отдыха в Горсаде от проезжей части, нужно плотно посадить карагач или другие виды кустарника. И обязательно наш любимый тополь, поглотитель пыли и газов, плотной стеной, защитившей бы парк от пыли и создавшей влажность. Вот такая планировалась зеленая ширма. Но в угоду вкусов руководства были высажены ели. Они не справляются с обозначенными функциями. К тому же, 80 процентов этих срочно высаженных елей оказались заражены елово-лиственничным хермесом. Мы в Павлодаре уже сталкивались с этой проблемой, лечили деревья, и справились. И вот снова. Эти деревья уже завезли к нам зараженными. Обнаружили это случайно, в ходе других исследований. Но отслеживать регулярно, здоровые или больные деревья нам привозят, некому.
Что теперь делать? То же, о чем специалисты говорили властям и год назад, и 10 лет назад. Весь посадочный материал, который идет на улицы нашего города, обязательно должен подвергаться диагностике перед допуском. Предоставления сертификатов недостаточно. Есть санитарные нормы по болезням и вредителям. А в требованиях к посадочному материалу оговорены условия – толщина ствола, объем корневой системы и т.д. Ими нельзя пренебрегать. Эффективность вложенных в озеленение средств должна быть оправдана. А сейчас нет индивидуальной ответственности того, кто посадил деревья. Нужно узаконить норму: если посадил дерево, отвечай за его качество три года.
Компенсационные высадки у нас – тоже пока нечто абстрактное. Два года мы бьемся за участок на Малой объездной. Там начали с 18 деревьев. Потом убрали все 300. Сейчас там голая площадка. Где высадили положенные по компенсации растения? Сколько их? Выжили они? Кто ведет учет? Ответов нет.
Что делать? Важно ввести паспортизацию всех древесных насаждений. В мировой практике такой опыт есть: известно, где и какое дерево растет, и за каждое растение несут ответственность. Это поможет и отслеживать соблюдение закона по компенсационным высадкам.
Критиковать госорганы всем давно надоело. Есть конкретные предложения помощи. В детских садах годами просят провести реконструкцию деревьев, убрать больные, сухостойные, аварийные. Так если есть необходимость срочно осваивать деньги – пожалуйста, у нас очень много ветровальных или аварийных деревьев. Осваивайте средства на них. Мы готовы помочь ЖКХ, чтобы  с комиссией проехать по объектам, определить аварийные деревья и  решить другие вопросы.
Нужно навести порядок в системе озеленения. Мы в свое время вносили предложения в типовые правила озеленения, учитывали местные нюансы по растениям. Но приняли те, что есть, довольно куцые. Хотя даже в них прописаны сроки. Например, обрезка – не раньше середины октября. Сейчас о них либо не знают, либо просто не соблюдают. Пару лет назад вопрос снова поднимали. Мы, специалисты в области озеленения, взяли за основу алматинские рекомендации, адаптировали их. Сейчас стоит задача утвердить и требовать исполнения – и всё.
О новой концепции озеленения говорили и 10 лет назад. Но сейчас ситуация в Казахстане назрела, не только в Павлодаре. Концепция включает в себя все вопросы озеленения, в том  числе зонирования территорий, оценка существующего состояния деревьев – та самая инвентаризация, паспортизация, цифровизация, система мониторинга, механизмы управления и этапы развития, и т.д. Что, сколько и какого качества растения мы имеем. Эксперты провели большую работу, и на сегодня структура документа уже готова.
У того же жилищно-коммунального хозяйства работы в отделах очень много, а зачастую проблемы решаются в ведомствах простым увольнением. Набраться компетентности и накопить опыт при таком подходе сложно, а текучесть кадров не дает вырастить специалистов. И здесь мы готовы поддержать – можем проводить обучающие семинары. Специалисты должны постоянно учиться. А общественники готовы обучить госорганы и бизнес. НПО – не коммерческие организации, и мы, научная и профессиональная общественность, знаем, что и как правильно делать. Давайте скоординируем усилия. Используя накопленный потенциал, все вопросы в сотрудничестве можно решить продуктивно.
Ирина КОВАЛЁВА, фото автора, «Наша Жизнь» №38, 27.09.18

Другие материалы в этой категории: « Когда огонь Безопаснее По нарастающей »
Наверх
Assembled by Nebel