Menu

Джойс Бендер: Люди с инвалидностью могут получать достойную работу

Джойс Бендер: Люди с инвалидностью могут получать достойную работу

Американская правозащитница Джойс Бендер провела в Павлодаре семинар по трудоустройству людей с инвалидностью. Гостя из США поделилась своими наработками, рассказал о ситуации с павами инвалидов и законодательством на этот счет у себя на родине, узнала, как обстоят с этим дела у нас. И, конечно же, ответила на многочисленные вопросы.  

Организаторами мероприятия выступила Комиссия по правам людей с ограниченными возможностями имени Кайрата Иманалиева (г. Алматы) в партнерстве с общественным фондом «Tandau» (г. Павлодар) и управлением координации занятости и социальных программ Павлодарской области. Мероприятие провели за счет средств Посольства США. По замыслу организаторов встречи, для решения проблем и передачи положительного опыта привлекается экспертное сообщество Европы и США. Таким экспертом стала Джойс Бендер, специалист по трудоустройству людей с инвалидностью.
Джойс Бендер – основатель и гендиректор организации Bender Consulting Services, которая рекрутирует и трудоустраивает людей с инвалидностью. Она была председателем правления Ассоциации людей с инвалидностью, членом Совета директоров Фонда эпилепсии. Джойс также вела программу «Проблемы с людей инвалидностью с Джойс Бендер» на радио «Голос Америки». Сейчас Джойс работает на международном уровне, читает лекции об экономических возможностях и трудоустройстве людей с инвалидностью.
Джойс – сама с инвалидностью, о чем она рассказывает на встречах. А также о том, как жить полноценно.
- Как можно скрывать, если инвалидность – часть меня? – задет вопрос залу Джойс Бендер. – Приступы, которые начались у меня в подростковом возрасте, долго не могли правильно диагностировать. Однажды мы с мужем пошли в кино, и в перерыве случился приступ, во время которого я упала и серьезно повредила кости черепа. После операции наконец-то установили – эпилепсия. Приступы проявляются по-разному, но когда они произойдут – неизвестно. Почему трудоустройство людей с инвалидностью для меня важно? Я работала в сфере бизнеса, в агентстве по трудоустройству, привлекала специалистов по компьютерной грамотности. Мой опыт помог мне. Я сама из Питтсбурга (Пенсильвания, США), и когда бывала в школе для детей с инвалидность, я подумала: а как эти дети узнают, как им правильно писать резюме и т.д., кто их научит? И я стала заниматься волонтерской деятельность трудоустройства для инвалидов. 10 лет я пыталась решать эти вопросы. И потом в 1990 году в США был подписан закон о правах людей с инвалидностью.
Инициаторами принятия правовых норм стали сами американские инвалиды. Доходило до того, что люди выбирались из своих колясок и ложились на дорогу перед автобусами, требуя равных прав и равного доступа куда угодно. Не особенные, а такие же, как у других граждан. С тех пор все стало доступным, рассказывает Бендер, неважно, какая именно инвалидность у человека. Лифты и банкоматы подписаны, в  том числе, шрифтом Брайля для слабовидящих. Для слабослышащих – жестовый язык онлайн.
В Германии при объявлении вакансий может быть отдано предпочтение работнику с инвалидность, при наличии нужной компетенции. В США, говорит Бендер, такого нет.
- Когда вы устраиваетесь на работу в США, работодатель не имеет права задавать вопросы о том, какая у вас инвалидность. Это запрещено законом, чтобы не вызвать дискриминацию. Ведь есть открытый вид инвалидностью, тот же человек на коляске. А есть скрытые виды, например, глубокие депрессии. Но работодатель может спросить, какие условия вам нужны для работы. И обеспечить их. Например, сайты для незрячих  оборудован чтением с экрана, если такого нет, программа не может допустить его к использованию, - рассказывает Джойс Бендер. – В 1995 году я открыла свою консалтинговую компанию. Она не занимается благотворительностью, я сама получаю достойный заработок и доход. Люди с инвалидностью могут получать достойную работу, а не только самую чернорабочую деятельность. Это может быть программирование, бухгалтерское дело – при наличии квалификации, конечно. В том числе удаленная работа по интернету.
По мнению лектора, многие люди с инвалидностью во всем мире не уверены в себе, и поддаются иждивенческим настроениям. На самом деле, считает Джойс, инвалиды не нуждаются в жалости. Достойный труд и достойная оплата – вот что действительно нужно, говорит она. В 1999 году Бендер была удостоена президентской премии за свою работу. Президент Клинтон, вручая награду, сказал ей: «Вы понимаете, что людям с инвалидностью нужны именно равные права».
Был задан такой вопрос: как поменять сознание самих инвалидов. Кто хочет работать, тот работает. Но есть и такие, говорит участник семинара, что заявляют работодателю: вы мне платите, я буду числиться у вас, но работать не буду.
Джойс Бендер говорит, что стимул для устройству на работу тот же, что и у людей без инвалидности – новые возможности. Это заработок, оплата новых вещей, увлечений, потребностей и т.д. Без образование трудно найти хорошую работу, говорит Бендер. В Америке есть несколько способов обучиться, есть много образовательных программ. Также в США делают день открытых дверей, на полдня выпускники школы с инвалидностью могут попробовать себя на любом рабочем месте. Самое главное, чтобы инвалиды поняли лично для себя – о, я могу делать это и это. А работодатель видит, что зачастую качество работы не зависит от того, есть у человека инвалидность или нет.
- У нас многие считают, что инвалиды должны сидеть по домам. Я как-то вышла в кино, и видела подобные взгляды. А тут «еще и на работу»? – говорит психолог Алина Вязова. - Ведь человек может быть в непростом физическом состоянии, но у него в то же время все прекрасно с мышлением и интеллектом. Это ошибочное мнение, что если с внешней оболочкой не очень, то и на самом деле все обстоит именно так. Это убеждение очень тяжело разрушить.
Самая распространенная проблема для людей с инвалидность, причем во многих странах, отмечает Бендер, - это стигматизация, барьер в отношениях. В обществе на инвалидов сразу наклеивают «ярлыки», и во многих семьях скрывают, что их родственник – человек с ограниченными возможностями.
От друга Джойс, Тони, когда-то отказалась семья, «потому что ни у одного из моих сыновей не может быть эпилепсии», как сказала перед расставанием его мать. Тони не смог пойти в армию, был в депрессии. А потом решил: почему бы не попробовать стать просто счастливым. И он стал компаньоном известного актера Боба Хоупа, которому на старости лет нужен был помощник. Сейчас Тони живет в Голливуде, общается со звездами кино и ведет полноценную жизнь, несмотря на недуг. Тони – один из авторов закона о людях с инвалидность, был советником Обамы по делам людей с инвалидностью.
Во время организованной онлайн-трансляции по ходу лекции люди из разных городов Казахстана задавали вопросы и получали ответы эксперта. Присутствовали на семинаре представители госорганов.
- Мне кажется, у нас в обществе уже нормально относятся к людям с инвалидностью. И в госорганах работают инвалиды. У нас недавно коллега ушла на пенсию, была главным специалистом областного уровня. И не она одна, таких много, - поделилась своим видением ситуации руководитель отдела активной формы занятости ГУ «Управления координации занятости и социальных программ» Галия Бейсекеева. - Везде устанавливают пандусы, входные группы, тактильные полосы, обеспечивая доступную среду. Это все есть. У нас законодательством предусмотрена квота по устройству на работу инвалидов, кроме тяжелых условий, разумеется. Есть переобучение. Причем, обучающимся в вузах компенсируется выплата, социальная помощь. Проводятся обучения в рамках различных программ. С 2018 года создаются специальные рабочие места для людей с ограниченными возможностями, оборудуется именно рабочее место для людей с нарушением опорно-двигательного аппарата и для слабослышащих. Средств в этом году выделено не много. Со следующего года предполагаются средства для оборудования рабочих мест для слабовидящих сотрудников.
В США, по словам Джойс Бендер, есть госпрограммы, где инвалиды могут получить образование или работу, но они не столь популярны. В то же время, например, компания Бендер заключает договоры с крупными корпорациями, отсюда и доход. Еще пример: если компания берет на работу человека с нарушением зрения, то правительство помогает оборудовать его рабочее место. Государство может выделить таким компаниям небольшие средства для обучения или переобучения. К тому же, по закону определенный процент работников с инвалидностью присутствовать в штате фирмы. Джойс рассказывает, когда люди приходили в Белый дом на встречу с президентом Обамой, первый, кто их встречал у стойки регистрации, был секретарь с нарушением слуха со специально оборудованным рабочим местом.


- В СССР было отличное медицинское обеспечение. Тогда инвалидам 1 и 2 групп было запрещено работать. Их лечили, предоставляли медобслуживание, - поясняет Георгий Четвериков, председатель общества инвалидов региона, советник акима Павлодарской области по вопросам инвалидов. - С демократическим развитием было принято решение перейти на социальную модель. То есть дать электроколяску, сделать пандус  - создать условия и трудоустроить инвалида. Государство изменило законы. Например, организация не имеет права меня не принимать на работу по мотивам инвалидности. У нас есть бесплатная служба инватакси. Я бывал в Америке, в Атланте. В чем наше различии? Вы привели хороший пример, когда у инвалида сломалась коляска, и никто ему не помог добраться на работу, и ему пришлось вызывать полицию и скорую помощь, чтобы добраться к рабочему месту. Если я сейчас поеду на своей коляске, то мне все будут пытаться помочь. А в США я пытался перебраться через дорогу, и мне никто не помог. И вот почему: чтобы не вмешиваться в мою частную жизнь, чтобы я сам все сделал.
Четвериков привел примеры причин сложности трудоустройства. «Мне по закону положено столько льгот, что, наверное, работодателю будет невыгодно брать работника, которому нельзя работать вечером, у которого должен быть сокращенный рабочий день, два месяца в году отпуска и т.д. И потом ситуация бывает сложная, тут здоровых увольняют. У нас много общественных объединений. Мы, как и вы, пытаемся трудоустраивать инвалидов. Хорошего государством предусмотрено много. Но остался еще менталитет у предпринимателей, что инвалид – больной, и должен лечиться. А когда станет здоровым, пусть и приходит на работу. Мы это представление изменяем», - отметил он.
Разговаривая с участниками семинара, Джойс Бендер очень тепло отозвалась о Казахстане и традиционном гостеприимстве. «Меня все очень радостно встречали и хотели вкусно накормить, и я уеду, значительно поправившись»,- с улыбкой отметила гостья. Что касается сотрудничества, то в планах Джойс Бендер новый пилотный проект – трудоустройство людей с инвалидностью в крупные международные корпорации в разных странах. Например, в отделение Майкрософт в Казахстане и т.п. И правительство Казахстана эта идея заинтересовала.
- Этот семинар – история успеха. Чиновники, работники госорганов, общественники - мы и так знаем все проблемы. А вот бенефициары наши должны слушать такие лекции, - считает участник семинара, директор общественного фонда, второй секретарь Павлодарского филиала КНПК Максут Бекболатов. - Ник Вуйчич без рук и ног собирает по миру миллионные залы как мотивирующий лектор. Джойс Бендер – тоже такой пример мотивации. И у нас есть энтузиасты. В Казахстане был директор общественного фонда «Намыс» Кайрат Иманалиев. Его уже нет, но он очень много сделал для инвалидов – льготы, доступная среда и т.д.
Было интересно узнать работу системы. В США есть пособия для инвалидов, но не предусмотрены пенсии. У нас государство решает этот вопрос, говорит общественник.
- Единственное, чего не хватает – налоговых льгот для работодателя, чтобы он был заинтересован принимать на работу людей с инвалидностью, - считает Максут Бекболатов. - Есть квота, но это не закон, а положение, и оно не имеет обязательной силы. И тут вопрос не к заграничным экспертам, а к нашим законодателям. Переподготовка есть, в этом году центр занятости пять рабочих мест создает, оплачивают 136 тысяч тенге – для людей с нарушением опорно-двигательной системы. И не могут. Принял на работу, организовал рабочее место, а фонд заработной платы? У того же общественного фонда нет стабильного дохода, только гранты, соцзаказ. А у коммерческих предприятий нет заинтересованности, кроме положительного имиджа.
Есть и другая проблема, отмечает Бекболатов: не все павлодарцы с ограниченными возможностями имеют специальности, чтобы конкурировать. А чтобы конкурировать, по законам рынка человек с инвалидностью должен быть в чем-то лучше остальных. Тогда любой руководитель будет заинтересован в таком работнике. Мотивация должна быть, прежде всего, у самого человека. И в этом случае подобные семинары мотивирующих лекторов нужны, считает Бекболатов. К слову, его инклюзивный обучающий центр IT – единственный в СНГ, где работают сертифицированные инструкторы с иналидностью.
Но самой главной проблемой общества он считает не ограниченные возможности инвалидов, а ограниченность мышления большинства граждан. Менталитет общества еще заражен стигматизацией.
- Так повелось, что стыдно показывать, что в семье ребенок-инвалид. Это все еще зачастую скрывается, - констатирует ситуацию Максут Бекболатов. - Многие организации не готовы видеть в своих рядах инвалидов, считая, что это «пятно» на имидже – мол, человек с изъяном. Хотя принимать на работу людей с инвалидностью благородно, красиво и необходимо, это нужно популяризировать. Успешными могут быть не только артисты, но и любой другой. А у нас принято, что раз инвалид, значит, бедный-несчастный. К сожалению, общество еще не созрело. И без поддержки правительства тут не обойтись. И гражданское общество должно работать над собой. Чему я учусь у своих друзей с инвалидностью – терпимости. На фоне их ежедневных преодолений трудностей свои проблемы кажутся незначительными. Общественник не должны оставлять без внимания инвалидов после завершения каких-то программ. Нужна не разовая помощь, а сотрудничество. Жалость унижает человека, делает только хуже. А сострадание и понимание ситуации могут помочь нам всем.
Ирина КОВАЛЁВА, фото автора, «Наша Жизнь» №36, 13.09.18

Наверх
Assembled by Nebel