Menu

Убийца сел, вопросы остались

Убийца сел, вопросы остались Фото: ekibastuz.kz

Во вторник был вынесен суровый приговор, отправивший жителя поселка Солнечный на 20 лет в колонию особого режима за убийство Станислава Куржея. Но родственники погибшего в результате ночного налета Героя соцтруда неожиданно не разделили уверенности органов следствия и обвинения в успешном раскрытии дела. В отличие от людей в погонах, они все еще терзаются сомнениями по поводу установления лиц, причастных к совершению страшного деяния.

Почти столько же, сколько безработный Сабирьян Васильев прожил на свете, он проведет за колючей проволокой. За убийство 90-летнего почетного жителя нашего региона, знаменитого Станислава Куржея, ему назначено наказание в виде 20 лет лишения свободы с отбыванием срока в колонии особого режима. Он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных рядом статей Уголовного кодекса. Это и убийство, и кража, и разбой, и грабеж, и похищение документов. Он должен будет восстановить материальный ущерб и выплатить сыну погибшего моральный вред.

Положение осужденного усугубил рецидив у него непогашенная судимость. По версии следствия, полностью поддержанной обвинением, приговоренный за мелкий грабеж к ограничению свободы Васильев с вечера 12 июня принялся нарушать все запреты. Для начала он «вырубил» подвыпившего жителя Экибастуза и, отобрав у него телефон, отправился на поиски приключений. Выпив в подвернувшейся компании, в два часа ночи придумал ограбить «угольного генерала». Взяв нож, перемахнул с помощью опоры освещения забор, открыл пластиковое окно в спальне и, разрезав москитную сетку ножом, оказался в доме Станислава Павловича. К несчастью, как известно, хозяин оказался в доме один. А поскольку он в последнее время сильно ослаб (так поясняет в показаниях домработница), то, хотя и проснулся, не смог оказать сопротивления. Он получил три удара ножом в область сердца.

Собрав ценностей и деньги на общую сумму почти в два миллиона тенге и угнав со двора «Хонду» сына Станислава Куржея, преступник совершил вояж по Экибастузскому региону. Он заезжал то в Солнечный, то в Парамоновку, сорил деньгами, а затем, захватив друга и попутчика, направился в Павлодар.

Как известно, полицейские автомобиль задержали в районе Торткудука и даже обнаружили в нем предполагаемое орудие убийства, правда, без отпечатков пальцев. Все это свершилось менее чем за сутки, да только следствие завершилось не так давно. Гладкую версию сотрудников полиции поддержала прокуратура, и во вторник дело завершилось обвинительным приговором специализированного межрайонного суда по уголовным делам Павлодарской области. Государственный обвинитель Наталья Лопатина заявила, что подсудимый совершал попытки уже во время судебного следствия уйти от наказания.

В течение всего процесса поведение его несколько менялось. Если первоначально он полностью признавал свою вину и его поза выражала раскаяние, то позже, когда им были проанализированы все выступления свидетелей, он начал корректировать показания. Когда же речь заходила о противоречиях, он начинал показания вновь менять. Но совокупность доказательств совершения преступлений свидетельствует о том, что вина подсудимого полностью доказана. Мы по совокупности, с учетом того, что имеется непогашенная судимость и не отбыт срок по предыдущему приговору, запросили 22 года лишения свободы, резюмировала в прениях гособвинитель.

А менял показания подсудимый в следующей прогрессии: если он ранее утверждал, что действовал в одиночку, то после уверял суд, что принимал участие только в ограблении, и не ожидал, что сообщник решится на убийство. Он так и сказал в последнем слове, обращаясь к семье погибшего: «Простите нас за то, что мы наделали. Я знаю, что нагадил в доме, где когда-то кушал. Но дедушку Куржея я не убивал».

Гособвинение и суд эти слова, как и речь защитника, не убедили. Не растопили они и сердце сына Героя соцтруда Евгения Куржея. Он верит, что Сабирьян Васильев прикрыл сообщников, чтобы уйти от полноценного наказания или под давлением, а следствие, чтобы не утруждать себя, сделало вид, что поверило.

Он сказал, простите нас. Да и во время следствия было много противоречий. Например, окно он во время следственного эксперимента так и не смог открыть, хотя якобы легко это сделал в ночь нападения. Кроме того, непонятно, почему на одном окне москитная сетка осталась невредимой и аккуратно снятой, а на втором ее грубо разрезали ножом, словно действовали два разных человека? Не проверялись связные, с которыми он активно разговаривал по телефону в день нападения, и после. Таких вопросов множество. И мне кажется, что версия с одним обвиняемым оказалась очень удобной. И преступление раскрыто по горячим следам. Мы просили суд вынести частное постановление в адрес следствия о проверке на качество его ведения или даже о необходимости проверить на причастность других лиц. Но появилось такое постановление или нет, мы узнаем, когда получим на руки полный вариант приговора, говорит Евгений Куржей.

Ирина АДЫЛКАНОВА, НЖ№48, 04.12.14

Наверх
Assembled by Nebel