Menu

Юрий Поминов: «ПОРА МЕНЯТЬ ПРИОРИТЕТЫ!»

Юрий Поминов: «ПОРА МЕНЯТЬ ПРИОРИТЕТЫ!»

Можно сказать, эта встреча прошла под заголовком: «Что происходит? Кто виноват? Что делать?», ставших  лейтмотивом всей беседы с человеком, известным далеко за пределами Казахстана. Писателем, автором таких книг как «Крупяной клин», «Помню и люблю», «Характеры», «Живу», «Мои современники», «Блёстки», «Хроника смутного времени» и других произведений, Юрий Поминовым. На прошедшей в ПГПУ в преддверии его 65-летнего юбилея встрече, Юрий Дмитриевич, долгие годы успешно возглавлявший областную газету «Звезда Прииртышья», поделился своим  видением как позитивных перспектив журналистики, так и нерадужных, рассказал о литературных авторитетах, повлиявших на него. Общаясь со студентами на равных, гость не уходил и от острых вопросов.

- Юрий Дмитриевич, один из Ваших любимых писателей Сергей Довлатов – противоречивая фигура в писательском мире. В свое время даже самые близкие люди сомневались в наличии у него большого таланта.  Чем он Вам близок?
- Он, бесспорно, большая фигура в русской литературе. А знаменитая довлатовская стилистика… Насколько же Довлатов был в этом отношении требовательным к себе, упертым человеком. Доходило до того, что он старался, чтобы ни в одном предложении ни одно слово на одну букву не начиналось. Считал, что это небрежно, это – не литература. Есть сегодня такие писатели?
Признаюсь, в каком-то смысле Довлатов и мне руки развязал в моем творчестве… У него есть цикл «Наши», совершенно хулиганский, где он с любовью, но очень иронично выводит образы своих родных. Ну никого не жалеет! При этом такой добродушный, не злой юмор. Обычный быт Довлатов сделал предметом настоящей литературы. Никто не предполагал, что его произведениям уготовано большое будущее. Кстати говоря, его жена и дочь очень скептически относились к тому, что он пишет. Его же сначала не печатали. А потом уже, после смерти, когда начали выходить его книги, занимались их изданием и распространением.
- Но вместе с тем в Вашем творчестве преобладает жанр документалистики…
- Мне иногда говорят: «Твои книги не художественные, а документальные». Во-первых, там художественные вещи тоже есть, и те же «Блестки» - это, скорее, художественная вещь. Во-вторых, я хотел бы высказаться в защиту документальной литературы. В каком-то смысле настоящая качественная документальная литература ничем не хуже и не слабее, чем беллетристика. В чем-то даже сильнее. И Лев Толстой на склоне лет высказывался в том смысле, что пройдет время, и писатели перестанут писать про вымышленных Марию Ивановну или Ивана Афанасиевича, а будут писать только о том, что важного и интересного произошло в их жизни. Поэтому я здесь беру в защитники своего жанра Льва Николаевича Толстого.
 Вот я пишу 30 лет «Записки редактора». Вышло шесть томов, охватывающих период с 1982 по 2004 год. Это новейшая история, в которой присутствует наша область, разные мировые события, журналистика, семья - то, что так или иначе характеризует время. В конце 80-х и начале 90-х годов это была одна жизнь, сейчас - совсем другая. Поэтому и выборка из того, что записать, диктуется атмосферой жизни. И сегодня в «Звезде Прииртышья» на протяжении 14 лет в четверговом номере на 14-ой странице публикуются мои две колонки записок редактора. Колонка, которую регулярно ведет один человек - это, в общем-то, такой своеобразный рекорд, достойный книги Гиннесса. Эти записи я продолжаю делать практически каждый день. Сегодня или завтра я запишу о нашей с вами встрече. И особенно если у вас будут интересные, дерзкие и, может, неприятные вопросы.
- Недавно выбирали «100 новых лиц Казахстана». Как бы Вы отнеслись к идее создать список людей нашего города?
- Все представленные от Павлодара в «100 новых лиц Казахстана» - абсолютно достойные люди. Что касается 100 новых лиц Павлодарского Прииртышья, когда я встречался на разных уровнях и с властями области, и с начальником управления культуры, то сказал, что мы параллельно с республикой должны выпустить книги, где должны быть представлены и павлодарцы. К примеру, один из моих героев Аби Саркыншаков - почетный железнодорожник, ему за 80 лет. При нем Павлодарское отделение железной дороги стало самым крупным в Советском Союзе - и он продолжает оставаться в строю! Я бы туда включил и Евгения Азарова, построившего Ермаковскую ГРЭС, и Бориса Исаева, который дважды был руководителем нашей области, и бывшего ректора Павлодарского пединститута Тасбулата Хасеновича Шаяхметова, с которым я крепко дружил.
Много и новых талантливых людей в таких сферах как бизнес, культура и спорт. К примеру, директор ТОО «Крендель» Зинаида Пархоменко, которая создала свою кондитерскую империю, а потом в рамках государственно-частного партнерства организовала пансионат для ветеранов. Или взять «Рубиком» – ничего подобного на просторах СНГ нет. Вспомним Людмилу Прокашеву – мало того, что она прославила наш город и республику, она воспитывает новых спортсменов. Мария Мудряк, Жанар Дугалова и много других людей!
- На Руси всегда было три вопроса: что происходит, кто виноват и что делать? Если бы Вам задали эти вопросы, чтобы Вы ответили?
- Происходит в высшей степени интересная и динамичная жизнь. Сейчас время великих возможностей, ваше время (обращаясь к молодежи).
Мы в свое время только могли мечтать о том, чтобы побывать по туристической путевке к 35-40 годам в странах социалистического лагеря, а вы со 2-ого курса можете поехать на стажировку в Западную Европу и Америку.
В чем-то вам завидую, а в чем-то жалко. Я жил в деревне, что в 200 километрах от города, у бабушки в Новосибирской области. Керосиновая лампа, земляной пол, который бабушка раз в неделю подмазывала глиной. Свет давали с 6 вечера до 11 часов дня. Телевизор появился, когда я учился на третьем курсе университета в 1975 году. Но мы читали книги и могли общаться друг с другом, ходили два раза в неделю в кино – и это была большая радость. Могли спокойно и пристально вглядываться в жизнь.
 У вас же сейчас нет времени! Почти никто из молодежи, уверен, не читает газеты. Все новости вы получаете из социальных сетей. Вам некогда остановиться и оглянуться. И это не очень хорошо. Важно, чтобы вы читали. Не имеет значения, с монитора или обычную книгу. И еще меня тревожит падение авторитета журналистики. Во времена перестройки журналисты влёт выигрывали у всех конкурентов выборы в народные депутаты. В это же время тираж «Звезды Прииртышья» составлял 165 тысяч экземпляров – это практически каждая вторая семья в области выписывала газету. Сейчас тираж упал в 10 раз. Печатная журналистика переживает переломный период, постепенно перемещаясь в Интернет.
- Сейчас любой имеет возможность стать «журналистом» - пишут посты в «Инстаграм», «ВКонтакте», «Фейсбук». Многие такие новости, часто малограмотно написанные, вызывают ажиотаж, и к ним даже прислушиваются не меньше, чем к известным мэтрам журналистики… Можно ли сказать, что вот такая она, новая журналистика?
- Это явление временное. Все равно, чтобы занять в журналистике не последнее место, вы должны быть эрудированными грамотными людьми. Знать, что, с какой целью и для кого вы пишете. То есть, быть, помимо прочего, ответственными людьми. Конечно, нужно при этом уметь нащупывать нерв, чтобы резонанс получать. А если  с ошибками орфографическими, грамматическими и прочими – но зато читают! – ничего хорошего в этом не вижу. Ну вот стали властителями дум те, кого вчера никто еще не знал. Благодаря чему? Расскажу грубоватый анекдот по теме: два червяка из навозной кучи вылезли и беседуют между собой:
- А ведь, что ни говори, а в навозе что-то есть!
- А почему ты так считаешь?
- Ну не могут же миллионы мух ошибаться!
  И когда я вижу, что дурно, то и потешно на некоторых телевизионных шоу, а аналогично и в сети, то как на это смотреть? Российские телевизионщики уже пятый месяц мусолят, вырывая друг у друга, историю Джигарханяна и его молодой супруги Виталины. И вот если это «властители дум», то миллионы мух, видимо, точно «не ошибаются».
  У журналистики есть несколько определений. Первое - это вторая древнейшая профессия, и второе – это четвертая власть. Не потому что она имеет властные полномочия, а потому, что властвует над умами. Я думаю, в сегодняшней традиционной журналистике присутствует гораздо больше первого.


 А новая «сетевая» журналистика, это такое «броуновское движение», и там еще требуется уточнить, журналистика ли это. Это еще будет выкристаллизовываться, избавляться от шелухи и накипи.
 Во всяком случае, сегодня у читателя, зрителя, слушателя есть большой выбор: получать информацию в традиционных СМИ или из сети.
 В то же время я не отношусь высокомерно ни к «блогописанию», ни «постописанию». Нужен ли контроль какой-то? Считаю, нужен. Вряд ли возможен тотальный контроль, но какое-то регулирование необходимо. А отвечая на предыдущий ваш вопрос: «Что делать?» могу ответить: жить! Получать максимально все, что вы можете получить в вузе, который имеет давнюю и очень благородную историю. Стать образованными людьми, и тогда сможете отличать хорошее от плохого. И никакое шоу вас не затянет, и эпатажное суждение пустоболтов не собьет с толку.
- У нас есть общество и есть журналисты. На мой взгляд, есть два пути: либо журналистика упадет также до разговора о ненужных вкусах, либо будет задавать тон и хороший вкус. Какой вариант, по Вашему, вероятней?
- Думаю, возможны оба варианта. Я считаю, что журналистика имеет высокую миссию просвещения, декларирования высоких идеалов, стремления к самосовершенствованию человека, стремления к ограничению потребления. А мы-то с вами вступили в общество потребления, тенденция которого безусловно преобладает и которая будет, к сожалению, долго держаться. Соответственно, шанса у качественной журналистики меньше. Но, как доказывают примеры некоторых газет, которые держатся до сих пор, не все потеряно.
- В чем основные проблемы сегодня у качественной журналистики?
- Есть слова «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя», которые принадлежат знаменитому политическому деятелю В.И. Ленину. И если основное направление развития задает потребительский курс, то мы с вами сколько угодно можем говорить, что мы интеллектуалы, можем какую хотим книгу выпустить, которую никто не будет читать. В нашу сторону будут смотреть и посмеиваться, насколько нас хватит держать эту линию.
 Поэтому мы должны общими усилиями менять систему приоритетов. При всем недостатке советской системы самым важным в ней было: получить хорошее образование по очень широкому спектру, от учителя, агронома и животновода до военных училищ, космоса и станкостроения. И второе – с детства много трудиться, быть честным, не брать чужого, уважать старших, ставить перед собой высокие цели. Не получить к 25 годам квартиру и к 30 годам купить 600-й мерседес, а стать высококлассным специалистом и относиться к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе.
 К слову, чем и хороша сейчас президентская программа рабочего обучения, где бесплатно можно получить специальность. И не надо тянуться человеку, чтобы быть недоучившимся инженером - он может быть высококвалифицированным рабочим и в два раза больше зарабатывать, быть уважаемым и жить в гармонии с самим собой.
Но мы-то с вами знаем, что сейчас человека оценивают по его активам. И это неправильно. Эту систему приоритетов менять нужно вам. Мы уже ничего не изменим, а вы - можете.
- Сегодня в СМИ работает много журналистов, которые прошли вашу школу. Какие у Вас остались в памяти ученики?
- Я сделал несколько выпусков, первым из которых был девять человек в ИнЕУ. Я им всем говорил: «Вы чудовищно невежественные!». Они стеснялись, но они стремились! Они как моя первая любовь. Вот недавно созванивались с Катей Грищенко, собкором «Казахстанской правды», умница, образованная, с характером. Асем Касенова – у нас начинала, потом на «Тенгриньюс», родила детей, написала несколько книг, в том числе замечательные записки декретницы, Оксана Пастырнак и многие ребята, которые сейчас работают на «Ирбисе», Света Воронова, возглавившая информационное агентство «Павлодарньюс»…
 Я всегда своим студентам говорил: «Не самые талантливые добиваются успеха, а самые упертые». И вам, ребята, то же самое скажу. Талантливых много, трудолюбивых не хватает.
- Скажите, на Ваш взгляд, насколько независима журналистика в нашей стране в сравнении с журналистикой западных стран?
- Есть такое выражение как «свобода печати». Но, знаете, ее по-настоящему нет. В советские времена свобода печати ограничивалась тем, что диктовала партия и правительство, а на западе тем, что диктует собственник или рекламодатель. Хотя, конечно, при первом взгляде свободной прессы больше на Западе, чем у нас. Но вспомним, к примеру, когда американцам сказали, что у Саддама Хусейна есть ядерное оружие - все американские СМИ взяли под козырек и поддержали ввод войск. Никакого ядерного оружия в Ираке не нашли, Саддама повесили. А народа погибло в разы больше, чем при «диктаторе» и «сатрапе» Саддаме.
  Свобода печати состоит в том, что у вас будет выбор: читать газету или читать чей-то блог. В том, что существует много разных средств массовой информации разной ориентации и разных собственников и так далее.
Сегодня у любого казахстанца, который интересуется политикой, культурой или спортом, есть свободный доступ, если не к местным, то зарубежным СМИ.
- Спасибо за интересную беседу!
Константин ВЛАСЕНКО, «Наша Жизнь» №10, 07.03.18

Последнее изменениеПятница, 09 марта 2018 21:36
Наверх
Assembled by Nebel