Menu

Племсовхоз Песчанский: от расцвета до заката (фоторепортаж 02.10.14)

Бывший главный зоотехник племзавода Песчанский Владимир Стасевич на руинах фермы №1 Бывший главный зоотехник племзавода Песчанский Владимир Стасевич на руинах фермы №1

Казахстану после развала СССР досталось богатейшее наследство – мощнейший сельскохозяйственный комплекс, который он, в отличие от той же Белоруссии, по-глупому разбазарил. Недавно я побывал в бывшем племсовхозе Песчанский (Павлодарская область) и своими глазами увидел, какой колоссальный урон народу, стране, её науке и продовольственной безопасности был нанесён в конкретно взятом селе. У меня нет претензий к нынешнему руководству и частным фермерам. Сейчас они пытаются строить на советских развалинах свой «новый мир». Им приходится поднимать село практически с нуля. О том, что потерял некогда весьма успешный совхоз с началом Перестройки, мы поговорили с бывшим главным зоотехником племенного завода Песчанский Владимиром Стасевичем, который прожил здесь 40 долгих лет и вложил в совхоз свою душу.

Владимир Стасевич на берегу Малого Иртыша

Владимир Иванович Стасевич родился 9 августа 1936 года в Семипалатинске, жил в Лениногорске (Риддер). С отличием окончил Семипалатинский зооветеринарный институт по специальности зоотехник. У него всего одна запись в трудовой книжке с переводами по службе. В 1960 году Стасевич устроился зоотехником в племсовхоз Песчанский Павлодарской области. Потом 20 лет проработал там зоотехником-селекционером и 14 лет - главным зоотехником. Все 36 лет своей трудовой жизни он посвятил развитию племхоза, выведению высокопродуктивных пород крупнорогатого скота. Награждён медалью за трудовое отличие. Женат на Фриде Ивановне Кран. У них шесть детей и восемь внуков.

Природа Песчанского

В свои 78 лет Владимир Иванович - в хорошей физической форме. Этим летом с детьми и внуками он традиционно сходил в многодневный поход по горам Алтая, поднявшись на 2000-метровую вершину. В 1999 году Владимир Стасевич с семьёй уехал из Песчанского, но ежегодно приезжает сюда, чтобы погулять по любимым лесам и лугам, навестить старых сотрудников, которых с каждым годом становится всё меньше, прибрать могилки родителей жены и друзей, вспомнить, каким мощным в советские времена был племсовхоз Песчанский.

Природа Песчанского

- Владимир Иванович, как вы попали в племсовхоз Песчанский?

- В институте со мной в одной группе учился парень из Песчанского Александр Осняч. Он рассказывал, какое прекрасное здесь племенное хозяйство, какая красивая природа – пойма, озёра, что совхоз на берегу Иртыша расположен. Это меня, конечно, привлекло. Поэтому в 1959 году, на четвёртом курсе, на практику я поехал сюда. Меня направили на первую ферму, там была селекционно-племенная группа скота. Эту ферму построили за год до моего приезда. Такой красоты я раньше нигде не видел – просторный, четырёхрядный коровник на 400 голов скота, большие окна, было светло и идеально чисто. На скот обратил внимание - коровы чистенькие, ухоженные, хвостики расчесанные, каждая массой 500-600 килограмм, молока хорошо дают (меня на учёт молока сначала поставили). Но, самое главное, что очень хороший народ здесь работал - дружный, вежливый, весёлый. Доярки всегда в белых халатах, носят корм и песни поют. Руководство было прекрасное. Совхоз в ту пору возглавлял Герой социалистического труда Выдрин Василий Сергеевич. Он работал в этом хозяйстве с 1938 по 1970 год. После него на пост заступил не менее талантливый руководитель – Смирнов Вениамин Вениаминович.

1965 год - зоотехник Владимир Стасевич, директор племзавода Василий Выдрин, главный ветврач Иван Кран

Здесь же на первой ферме Владимир Стасевич встретил и спутницу своей жизни, дочь ветврача Фриду Ивановну Кран. Она хорошо окончила школу (в аттестате было всего две четвёрки) и готовилась поступить в Омский институт на ветеринара. Однако перед этим девушка устроилась на ферму телятницей, потому что в те времена молодёжь, отработавшую два года, принимали в институты вне конкурса. Молодой практикант сразу заприметил в коровнике эту серьёзную девушку с учебником в руках, и после предварительного знакомства предложил ей поступить в Семипалатинский институт. Молодые поехали вместе в Семипалатинск и там сыграли студенческую свадьбу. Чтобы не расставаться с любимым, Фрида на втором курсе перевелась на заочный факультет пединститута. В Песчанский они вернулись вместе.

Девушка не пожалела о кардинальной смене специальности - она оказалась прирождённым педагогом. Сначала она преподавала в Песчанской школе, потом стала завучем в интернате. Молодым специалистам в совхозе выделили жильё и создали все условия для плодотворной работы.

1965 год – первая на племзаводе выставка-аукцион племенного скота, куда приехали покупатели из разных областей КазССР.

- После института меня приняли зоотехником на ферму №2, где было примерно 200 коров, - вспоминает Владимир Иванович. – В те годы хозяйство у нас было многоотраслевое. В 1960 году по племзаводу было 3200 голов крупнорогатого скота, дойных коров было 600, овцематок 8 000, птицы в пределах трех тысяч – уток, гусей, кур. Также держали лошадей и свиней. В 1964 году нас из племенного хозяйства переформировали в племенной завод и поставили задачу – увеличить продажу племенного скота. В тот период мы увеличили поголовье до 800 голов и добились увеличения удоев с одной коровы до 3200 килограммов молока в год (в те времена молоко измеряли килограммами, - авт.). В 1968 году племенные хозяйства всей республики перешил в подчинение созданного Племенного треста в Алма-Ате. Нас стали больше финансировать, технику выделять, больше внимания стало, как к племзаводу. В то время решили специализировать наше хозяйство на разведении племенного крупнорогатого скота, от всех других животных пришлось отказаться. Кроме КРС сохранили коневодство для хозяйственных нужд. Перед нами поставили новую задачу – увеличить поголовье коров до полутора тысяч, увеличить производство молока и продажу племенного скота, что в течение нескольких лет мы и сделали. Причём, вышли только за счёт собственного поголовья.

1964 год – в Песчанский за опытом приехали скотоводы из Монголии 

Владимир Стасевич, как зоотехник-селекционер, всю свою жизнь работал над выведением высокопродуктивного скота на основе симменатльской породы коров, которому даже заранее придумали название – Прииртышский симментал. Эти селекционные работы велись под контролем Казахского научно-исследовательского института животноводства. Ими руководил доктор наук Валентин Фёдорович Зубриянов.

1976 год – урочище «Байсал», дойный гурт фермы №1

- Изначально мы разводили местный скот, приспособленный к местному суровому климату, но дающий мало молока, - рассказывает Владимир Иванович. – К примеру, годовой надой с одной такой коровы в 1945 году составлял всего 1090 килограмм молока. Потом стали улучшать породу, завозить быков-симменталов из России и Украины, но недостатки в экстерьере коров всё равно оставались, у них часто встречалось «козье вымя» - это когда задние доли вымени развиты больше передних, были у них и соски разных размеров, что затрудняло электродойку. Поэтому мы решили делать прилив крови из-за границы. Во-первых, получили за счёт репараций пару быков-симменталов из Австрии, брали их семя, коров осеменяли искусственно. В 1963 году привезли чистопородного симментала из Швейцарии. Благодаря этому вливанию у наших коров улучшилось вымя. Потом я завёз из Москвы замороженное семя французского симментала «монбилярд». Он улучшил экстерьерные данные, увеличил мышечную массу животных.

Племенной бык Громобой

С 1982 года наш трест принял решение, согласованное с учёными, что для улучшения молочных качеств породы симменталам можно привить кровь голштино-фризского скота, который разводят в основном в Америке и Канаде. Закупили замороженное семя из Соединённых Штатов. В 80-х мы уже надаивали в среднем 3500 килограммов молока с коровы, а в селекционной группе на первой ферме – 4 600 килограмм с коровы. В наших тяжёлых климатических условиях, когда летом жара и гнус, а зимой лютые морозы, добиться таких удоев дорого стоит. Эти коровы были настоящим золотым фондом. В то время как по области коровы в среднем давали около 2000 килограммов молока.

Племенной бык Храбрый

Раз в два года в Алма-Ате проводилась сельскохозяйственная выставка, наши коровы симментальской породы всегда занимали первые места. Племзавод получал Красное знамя ЦК, в подарок – автомобили. У нас была корова-рекордсменка по кличке Широкая. У неё удой был – 9700 литров молока. Её возили в Москву на Выставку достижений народного хозяйства(ВДНХ). Она прожила 18 лет. Ей дали умереть своей смертью и похоронили возле ветлечебницы. В итоге всех наших селекционных работ мы получили трёх бычков, которые могли значительно улучшить породу казахстанских коров-симменталов, значительно повысить надои, но тут грянула Перестройка, директором племенного завода поставили совершенно несведущего человека, который разорил всё хозяйство, а весь наш племенной скот пустил под нож…

Владимир Стасевич на руинах коровника фермы№1, где начинался его трудовой путь. 

По данным Владимира Стасевича, 1986 год был пиком развития племсовхоза Песчанский. Если раньше годовая прибыль племзавода составляла в среднем 600 000 рублей (в зависимости от урожайности года), то в 1986 году она возросла до 1 миллиона 800 тысяч рублей. На тот период в хозяйстве действовало пять ферм, был введён новый молочный комплекс. Было 5 000 голов крупнорогатого скота, в том числе 1 500 дойных коров, 500 лошадей. Средний удой по стаду был по 3590 килограммов молока с коровы. Сейчас надои с одной коровы снизились практически к показателям голодного 1945 года. В 1986 году валовый надой со всего поголовья был 47 000 центнеров молока. Мяса сдавали государству в пределах 7 000 центнеров, племенного скота продали около 500 голов. Всех этих результатов сельчане добились за одну пятилетку. Поэтому, когда говорят, что до горбачёвской Перестройки были времена застоя, сравнишь и подумаешь – лучше бы нам жить при таком «застое», чем до сих пор расхлёбывать последствия развала СССР.

На ферме №1 было около 2000 голов КРС.

Ферма №1

Ферма №1

Бекебай Нургалиев, всю жизнь проработал скотником на ферме №1. Выращивал племенных быков.

По словам Владимира Стасевича, молочная продуктивность коров на 60 процентов зависит от кормовой базы. В 1986 году в совхозе Песчаный было 900 гектаров орошаемых земель, 200 гектаров на берегу озера Карасук. Основные сенокосные угодья располагались за малым и большим Иртышом, куда ходил паром. Сейчас эти благодатные поля заброшены и зарастают кустарником. Урожайность кукурузы на орошении была 300 центнеров с гектара, на неорошаемых полях – 100-120 центнеров. Из Прибалтики были завезены семена куузики – гибрида брюквы и капусты. Её урожайность была 400-500 центнеров с гектара. Всё это шло на корм скоту и улучшало его молочность.

Здесь была хорошо оснащённая и механизированная ветлечебница и скотобойня. Их растащили, ориентировочно, в 2006 году.


Расцветал племзавод Песчанский, налаживалась и жизнь сельчан. В 1986 году там жило порядка 6 000 человек. Сейчас осталось чуть больше половины. В Песчанском была построена котельная, тепло и горячая вода пошла в дома многих сельчан, они стали обзаводится ванными и душевыми. В 1996 году котельная была остановлена, ее разобрали на кирпичи. Остался только первый этаж, который сейчас используется каким-то предпринимателем для ремонта автотехники. А сельчане, едва вкусившие благ цивилизации, опять откатились в бытовом развитии, вернувшись к печному отоплению и походам за водой на колонку. Сейчас воду в селе, стоящем на Иртыше, дают почему-то строго с шести до восьми часов утра и вечера. Четыре часа в сутки.

Это останки бывшей котельной. Теперь здесь частник ремонтирует технику, а сельчане, как в 50-х годах опять обогреваются печками и ходят за водой на колонку.

В Песчанском было 5 самоизливающихся артезианских скважин. После уничтожения племсовхоза их замуровали, оставив скважину, пробуренную в 70-х годах возле фермы №2, глубиной 900 метров. Из крана постоянно льётся очень тёплая вода с минеральным привкусом. За 30-40 лет набежало огромное озеро, где теперь есть рыба и дикие утки. На нижнем снимке, сделанном со спутника, открывается поразительная картина бесхозяйственности. Прямо наглядный плакат «Берегите воду!».

 

Мы прогулялись с Владимиром Стасевичем по развалинам, оставшимся от некогда величественных ферм. Впечатление ужасное – как будто там прошла бомбардировка. От ветлечебницы и забойного цеха даже фундамента не осталось – ровная земля с осколками битого кирпича. Первая ферма на 2000 голов, которой так восхищался Владимир Иванович, стоит в руинах. Часть её сохранилась и используется по назначению частным фермером. Спасибо ему за самоотверженность. Также действует небольшая часть открытого в 1986 году молочного комплекса. Вторая ферма, где было 1000 голов, тоже находится в частной собственности. Из всех строений в целости сохранился только один коровник, да и тот, говорят, перестроен под картофелехранилище. По неподтверждённой информации, на третьей ферме ещё живут люди и держат скот, а четвёртая – развалена. Я побывал на пятой ферме. И вроде бы войны не было, а разрушения равнозначные. 

На ферме№5 было 1300 голов КРС.

За годы Перестройки, а потом и независимости Казахстана песчанцы потеряли детский сад и интернат, кирпичный завод – все они разобраны до основания. Недавно удалось поднять из руин дом культуры, от которого остались одни стены. Сейчас в нём прошёл великолепный ремонт, мастерам пришлось всё делать практически с нуля.

На ферме №2 было порядка 1000 коров. Теперь почти все коровники разрушены. Говорят, один из них переделали под хранение картофеля.

Ферма №2

В гостях у Байтока Байтусакова, бывшего бригадира молодняка фермы №2. Он так и живёт возле неё. От старости ослеп и частично потерял слух, но физически крепок. 

Это бедственная картина только одного небольшого совхоза. А таких по Казахстану, да и по всем странам СНГ – тысячи. Не иначе, как диверсией против народа убийство сельского хозяйства не назовёшь. Ведь за каждым уничтоженным объектом стояло конкретное должностное лицо, допустившее этот грабёж. Самое страшное, что бороться с этим варварством было невозможно. Потому что это было похоже на систему. Белоруссия и ряд стран Балтики, пожалуй, единственные из стран СНГ смогли сохранить богатейшее наследство, доставшееся от СССР. Нам же развивать сельское хозяйство придётся практически с нуля – с голой степи и развалин, как полвека назад.

Подробнее на блоге автора http://yvision.kz/post/434005

Фёдор КОВАЛЁВ, фото автора и из архива В. СТАСЕВИЧА,

НЖ№39, 02.10.14

Последнее изменениеСуббота, 18 октября 2014 22:31
Наверх
Assembled by Nebel